Парламентские выборы в Израиле и будущее Палестины

06 марта 2020 7

2 марта в Израиле состоялись третьи за год внеочередные парламентские выборы (начиная с апреля 2019 года. — Ред.). В нашу задачу не входит анализ самих выборов, мы сосредоточимся на том, как они могут повлиять на так называемую «сделку века» и будуще самой Палестины. При этом следует учесть, что окончательные результаты голосования обнародуют не ранее, чем через неделю, поэтому наши рассуждения будут опираться на тенденции развития социально-политической ситуации как в самом Израиле, так и на региональном и международном уровнях.

Итак, каковы главные особенности нынешней ситуации, в которой прошли выборы, в чем отличие от двух предыдущих попыток весной и осенью 2019-го.

Во-первых, израильтяне должны внести ясность в юридический статус нынешнего премьер-министра Б. Нетаньяху, за которым неотступно следует тень судебного разбирательства за его многочисленные коррупционные дела. Уже 17 марта его ожидают в суде, поэтому для него победа на выборах — единственная возможность избежать этого. Во-вторых, администрация Д. Трампа наконец-то обнародовала свой «израильско-палестинский мирный план», причем сделано это было в тот же день, когда Нетаньяху терял свой парламентский иммунитет, и эта новость помогла тому, что его дело о коррупции в суде перестало быть главной новостью. В-третьих, окончательно побил горшки с Б. Нетаньяху не менее одиозный ультраправый израильский политик А. Либерман, требующий чтобы Нетаньяху ушел в отставку. В этой ситуации Нетаньяху стремится как можно больше выжать из спекуляций и действий на палестинском направлении. Его избирательная стратегия базируется на трех компонентах.

Во-первых, он хочет использовать американский «мирный план» как рычаг для своего политического успеха. Он без устали заявляет, что его личные отношения с президентом Трампом вовлекают Соединенные Штаты в вопросы мирного урегулирования четко в направлении Израиля. Такие высказывания направлены на то, чтобы доказать избирателям, что он является выдающимся дипломатическим игроком международного уровня. Несомненно, интенсивная пропаганда возымела определенное воздействие на избирателя. Последние социологические опросы показали, что за последние несколько недель после обнародования плана Трампа, Нетаньяху несколько опередил своего главного соперника, Б. Ганца — лидера объединенного блока «Кахоль-Лаван» («Синий и Белый»). Во-вторых, цель Нетаньяху — убедить избирателей, что партия бело-голубых сможет сформировать правительство, если проарабский блок «Объединенный список» воздержится от выражения вотума недоверия коалиции Ганца. Нетаньяху настаивает, что избирательная система поставит Ганца в зависимость от израильских арабов, если он хочет управлять Израилем. В-третьих, внимание Нетаньяху было направлено на то, чтобы на избирательные участки пришло как можно больше потенциальных избирателей блока «Ликуд».

Главный же конек Нетаньяху — показать всему ультраправому избирателю, что он во что бы то ни стало, не считаясь ни с чем реализует свои планы аннексии новых палестинских территорий и строительства новых поселений. 28 февраля Нетаньяху сказал: «Меня не беспокоят угрозы Палестинской Автономии и Иордании, правительство уже приступило к аннексии Западного берега». Он заявил, что израильское правительство уже одобрило это решение и обещает построить тысячи новых домов для поселенцев на оккупированных территориях Западного берега и 3500 новых построек в секторе Е1, который, как он объяснил, изолирует Западный
берег от Иерусалима. «Позвольте внести ясность, — самодовольно разглагольствовал Нетаньяху, — администрация президента Трампа спрашивала нас о принятии решения по Иудее и Самарии (Западный берег), где мы планируем установить наш суверенитет. Тогда они [США] немедленно признают эту аннексию, что займет несколько недель и скорее всего, через месяц или два [американско-израильская] команда будет работать над демаркацией границ». Он добавил: «Совместная работа начнется очень интенсивно, и мы имеем в виду большой район с границей в 800 км. Когда мы закончим строительство района, аннексия может произойти лишь в том случае, если я стану премьер-министром».

С помощью таких экспансионистских лозунгов и обещаний Нетаньяху сколачивал свой лагерь избирателей. На следующий же день он громогласно заявил о «великой победе», правда на 3 марта ему не хватало двух мандатов.

В случае, если Нетаньяху победит на выборах, он будет выбивать у Белого дома разрешение на аннексию поселений на Западном берегу, поскольку обещал это ультраправому электорату. Такой сценарий может привести к массовым волнениям, если не к восстанию на Западном берегу.

Какими будут последствия подобного развития событий? Если будет аннексирована Иорданская долина, Амман постарается заморозить политические элементы израильско-иорданского мирного договора. В случае же победы Б. Ганца и формирования центристского правительства, что становится все маловероятнее, Ганц постарается избежать чрезвычайно опасной и конфликтной аннексии Западного берега, предлагая искать общую почву для переговоров с палестинцами, чтобы восстановить процесс, прерванный в 2014 году.

Американская администрация, упорно и настойчиво продвигающая свою «сделку века», принимает во внимание неспособность нынешнего палестинского руководства мобилизовать международную поддержку, чтобы твердо отвергнуть этот план. Фактически против него высказались в своих заявлениях лишь Лига арабских государств, Организация исламского сотрудничества и в какой-то мере Евросоюз, что, конечно же, по своему весу не может сравниться с Советом Безопасности ООН. Палестинцы же с одной стороны больше не доверяют своему руководству и в то же время в подавляющем большинстве отвергают «мирный план Трампа», справедливо рассматривая его не как путь к своей государственности, а как унижение. Кроме того, весьма сдержанно отнеслись к плану многие арабские страны: Египет, Иордания, Саудовская Аравия, ОАЭ и Марокко избегают прямой критики или комментирования и ограничиваются призывами к продолжению переговоров между израильтянами и палестинцами. Такая позиция ведущих арабских стран отражает их растущую усталость и раздражение от продолжительного отрицания палестинцами новых реалий в регионе. Многие арабские лидеры рассматривают сотрудничество с Израилем как необходимость перед лицом таких угроз, как Иран. Они хотели бы вывести свое растущее сотрудничество с Израилем из тени, и им очень мешает нынешнее палестинское руководство, неспособное обеспечить свое эффективное участие в мирном процессе.

Как бы там ни было, ирония исторического процесса может поставить нынешний Израиль перед дилеммой: если Израиль окажется неспособным отделиться от палестинцев, предоставив им право на полноценное государство, то может наступить точка невозврата — останется лишь вариант «одно государство для двух народов». В этом случае растущее палестинское население будет все громче требовать равных прав с евреями. Готов ли к этому Израиль? Куда повернет колесо истории.

Вячеслав Швед