Иракские курды: вчерашние жертвы проявляют мало сострадания?

20 марта 2014 5244

Сирийские курды исторически проявляли сильную солидарность с курдским движением в Ираке, но это чувство не является взаимным.

Нет сомнения в том, что иракские курды сталкивались с большой несправедливостью на протяжении прошлого столетия - от воздушных налетов британских колониальных войск до химической атаки Саддама Хусейна в Халабдже, которая произошла 16 марта 1988 года в рамках кампании "Анфаль". Наряду с другими регионами Ирака, они также страдали на протяжении 12 лет от жестких санкций, наложенных на страну при поддержке ООН. По этой причине, можно предположить, что иракские курды будут испытывать чувство солидарности со своими собратьями, в частности, с проживающими в сирийской части Курдистана (их еще называют роява).

Но это не так. В дополнение к тому, что Региональное Правительство Курдистана заняло жесткую позицию по отношению к росту курдского движения в Сирии, десятки тысяч сирийских курдов-беженцев, ищущих убежища в иракском Курдистане, на каждом шагу подвергаются расизму и эксплуатации.

На протяжении того времени, что я провел в Сирии в начале 2000-х годов, я встретил ряд курдов-сирийцев в Сирийском Курдистане, которые отмечали каждый год бойню в Халабдже пятью минутами молчания - а это не имело аналогов в самом иракском Курдистане, за исключением церемоний в самом городе Халабджа. В действительности, курды в Сирии имеют долгую традицию солидарности с курдским движением в Ираке, как и с таковым в Турции.

История солидарности

После учреждения Демократической Партии Иракского Курдистана в 1945 году под предводительством Мустафы Барзани, отца нынешнего лидера партии, была основана родственная ей Демократическая Партия Сирийского Курдистана в 1957 году. В виде реакции на рост национального сознания курдов в Сирии и на их поддержку иракскому курдскому движению, сменявшие друг друга правительства Сирии начали политику арабизации и гонения курдов.

Посредством предвзятой переписи в 1962 году, правительство президента Назима аль-Кудси и премьер-министра Башира аль-Азама лишило сирийского гражданства около 120 000 сирийских курдов. Такая репрессивная политика в отношении курдов в Сирии продолжилась во время правления режима партии Баас. В 1963 году, Мухаммад Талаб Хиляль, баасистский чиновник, издал работу под названием "Изучение национальных, социальных и политических аспектов в провинции Аль-Джазира", в которой был план из 12 пунктов по проведению этнической чистки курдов в Сирии и направляющие политики баасистов.

Таким образом, сирийские курды остались без права на собственность, без доступа к здравоохранению, а иногда даже без доступа к образованию. Они не могли свободно выезжать из Сирии. Им было отказано во многих базовых правах, таких как регистрация новорожденных и браков.

До восстания 2011 года, оценивалось что примерно 300 000 курдов официально считались "чужаками" или "незарегистрированными" и были лишены всех гражданских прав. Хотя Башар Асад обещал решить эту проблему еще в 2002 году и относительно недавно, в 2011 году, было проведено законодательно постановление о курдах-"чужаках", десятки тысяч сирийских курдов остаются апатридами.

Короче говоря, сирийские курды продолжают платить высокую цену за свою поддержку курдского националистического движения в Ираке.

Внутренняя борьба среди курдов

Политические силы, которые участвуют в Региональном Правительстве Курдистана в Северном Ираке имеют историю сотрудничества с угнетателями курдов (включая сирийскую партию Баас), когда это совпадало с их интересами. Возможно наиболее примечательным является то, что летом 1996 года, кода Курдская Демократическая Партия (КДП) объединила усилия с партией Баас Саддама Хусейна, произошло занятие иракской армией города Эрбиль и резня сотен членов иракской оппозиции.

Иракский Курдистан также является ареной внутренней борьбы между КДП и Патриотическим Союзом Курдистана, особенно она обострялась во время гражданской войны 1994 - 1997 гг. Еще, несмотря на несколько сомнительное собственное прошлое КДП, не говоря уже о недавних нарушениях прав человека, политические преследования и повсеместную коррупцию, КДП - в лице Масуда Барзани, президента иракского Курдистана - настаивает на обеспечении авторитарной позиции в Курдском Национальном Совете в Рояве, сирийском Курдистане.

Если курдские политики в Рояве, по каким-то причинам, включая и внутреннее несогласие, не последуют инструкциям Барзани, то будут последствия. Барзани не ограничивает свое неодобрение простым непризнанием трех автономных кантонов в Рояве; он также наложил вместе с Турцией общее эмбарго на регион и закрывал границу с Сирией более одного раза в прошлом году. Закрытие границы означает, что сирийцы, пытающиеся найти убежище в иракском Курдистане, в том числе и дети, потерявшие своих родных, не могут легально попасть в этот регион.

Лагерь для беженцев Домиз

По состоянию на 5 марта, UNHCR сообщила, что в Ираке находится 226 934 сирийских беженца, большинство из них - курды, пребывающие в курдских районах Ирака. Примерно половина этих беженцев сосредоточена в провинции Дахок.

Лагерь Домиз, который является самым большим лагерем сирийских беженцев в Ираке, расположен около города Дахок, он рассчитан на 27 000 человек, но вмещает 58 000 по состоянию на конец февраля, согласно сообщению UNHCR.

Такая перенаселенность ухудшила санитарную обстановку, как и доступ к базовым услугам в лагере, а в связи со скорым наступлением лета, ситуация будет только ухудшаться. Хотя Региональное Правительство Курдистана поначалу подвергалось критике за его отношение к кризисной ситуацией с сирийскими беженцами, в частности, в свете отсутствия адекватного международного содействия, должное планирование и последующие меры для того, чтобы совладать с притоком беженцев, не были приняты.

Сирийские беженцы также сталкиваются с дискриминацией и эксплуатацией со стороны иракских курдов. Стереотипы относительно сирийских беженцев в Ираке многочисленны и кажется, что они только были усилены местным управлением лагеря.

В выпуске местных новостей, в ноябре прошлого года, директор лагеря сокрушался: "Около 20 000 беженцев работают в Дахоке сейчас. Это сказалось на экономике Дахока и привело к росту уровня безработицы... к росту цен, арендной платы, преступности, наркоторговли и проституции... Они являются бомбой замедленного действия, которая угрожает подорвать стабильность в Дахоке".

Его комментарии отображают общую атмосферу, по крайней мере, в Дахоке, где почти каждый человек, с которым я сталкивался на протяжении последних пяти месяцев, высказывался в расистском духе относительно сирийских беженцев.

Уязвимость женщин

Несмотря на трудности, женщины в лагере Домиз вовлечены во все виды продуктивной деятельности в общественной сфере, от образования до культурной работы.

Достойно упоминания то, что за пределами лагеря женщины во всем иракском Курдистане являются безмолвными, социально маргинальными и психологически сломанными. Хотя курдские женщины в Ираке видны на публике, их деятельность ограничена.

В таком окружении, иностранные женщины, которые занимаются общественной деятельностью, подвергаются особому риску. Когда местные жители в Дахоке жалуются на рост проституции в связи с наплывом сирийских беженцев, то они забывают о том факте, что клиентами и потребителями этих секс услуг являются местные мужчины, которые пользуются уязвимым положением беженок и эксплуатируют их. Подобным образом, недавнее жестокое изнасилование 16-летней сирийской курдки в Эрбиле, совершенное шестью иракскими курдами, получило очень слабую общественную огласку среди иракских курдов, даже высказывалась озабоченность в связи с тем, что жертву могут заставить пойти на мировую с насильниками.

Вспоминая смертоносную газовую атаку в Халабдже или кампанию "Анфаль", вчерашние жертвы должны проявлять большую солидарность с теми, кто борется за свое выживание сегодня.

И наконец, среди иракских курдов, это чувство коллективной жертвенности, похоже, приводит к ненормальному чувству правоты, и они совершают такие же дискриминационные действия, объектом которых не так давно они сами были.

Саладдин Ахмед, доктор философии университета Оттавы

Примечание: Данная публикация осуществляется в рамках серии публикаций об арабских меньшинствах в странах мира и о неарабских меньшинствах в арабских странах.