Ирак: жизнь тайной секты

23 февраля 2015 2757

В деревне Шальяр, расположенной около центра нефтяной промышленности, города Киркук, офицер пытается объяснить каким образом его маленькая религиозная община вписывается в религиозную мозаику Ирака. Имам Али, герой-мученик шиитского Ислама, украшает стену. Но майор Фархад Назар не шиит; не является он, в отличие от большинства его соплеменников курдов, и суннитом. Он говорит о какаях, маленькой тайной группе, которая является монотеистической и почитает имама Али, но (в отличие от остальных мусульман) принимает концепцию реинкарнации. Такая смесь делает их подходящей мишенью для "Исламского Государства", придерживающегося насильственной пуританской суннитской линии.

Майор Назар, который был арестован в 1993 году как диссидент, выступавший против бывшего диктатора, Саддама Хусейна, жалуется, что "ИГ имеет две причины убивать нас, - мы курды, и мы какаи". Но эта община, насчитывающая около 75 000 членов, является объектом преследований уже много лет. Не менее 218 граждан, членов этой общины, были зарезаны во время беспорядков в Ираке с момента американского вторжения в 2003 году, но еще ни один не был убит с момента захвата ИГ некогда разношерстого города Мосул в августе прошлого года. Частично, это объясняется тем, что какаи уже покинули свои дома перед началом прошлогоднего кризиса; а некоторые деревни какаев все еще находятся на территории, подконтрольной их курдским соплеменникам. Однако, во время прошлогоднего наступления (боевиков ИГИЛ) три их храма были разрушены.

Какаи сформировали свою милицию по примеру другой религиозной общины - йезидов, которых вырезали боевики ИГ. По состоянию на ноябрь, эта милиция стала регулярным компонентом большей курдской силы, - Пешмерга. Их приветствуют. "Они знают свои районы хорошо и они смогут защитить свои земли после того, как те будут освобождены", - говорит Джабар Явар, секретарь министерства, в подчинении коего пребывает Пешмерга.

Теоретически, новый контингент будет послан на фронт после того, как более 600 его бойцов прошли 45 дней тренировок и получили новое оружие. Но события развиваются быстро; села какаев находятся за несколько километров от удерживаемой ИГ территории, ситуация в них остается очень опасной. 11 февраля, два поселения какаев, в окрестностях Дакука, исторического ассирийского города с примерно 50 000 жителей, подверглись сильному обстрелу, - боевики ИГ использовали густой туман, который делал невозможным нанесение воздушных ударов по их позициям.

Несмотря на неотложность, формальная легализация подразделения какаев и его отправка на фронт затягивается из-за противоречий среди курдских политиков относительно того, кто должен его возглавить. Явар говорит, что искал подходящего командира; майор Назар настоял на том, чтобы подразделение начало функционировать, с офицерами-какаями в строю, но что это означает пока выглядит туманно.

Линия фронта примыкает к деревне, которая была переименована и стала называться "Кобане" после упорных боев за контроль над одноименным городом в Сирии. Как и в городе Кобане, в этой деревне перемешаны дома курдов и арабов, и ее желают захватить боевики ИГ. "Мы не можем жить с представителями других религий, люди не уважают нас", - жалуется майор Назар, чьи усы служат отличительным признаком какая. Для его народа, тайна стала ответом на опасность, однако занятие общей позиции с другими может дать им безопасность, в которой они нуждаются для того, чтобы продолжать исповедовать свои древние верования.