Подлинные цели и реальные последствия «сделки века»

26 февраля 2020 11

 

28 января президент США Дональд Трамп представил в Белом доме готовившуюся почти три года и шумно разрекламированную инициативу по урегулированию палестино-израильского конфликта, которую инициаторы помпезно назвали «сделкой века». Примечательно, что при этом акте в помещении присутствовал лишь премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху, члены американской группы советников, непосредственно занимающиеся подготовкой текста документа, послы США и Израиля, лидеры американских евангелистов и послы нескольких арабских государств — ОАЭ, Омана и Бахрейна, — но не было ни одного палестинца. Уже сам этот факт достаточно красноречиво подчеркивает направленность представленного документа. В самом общем виде его охарактеризовал известный аналитик из Фонда Карнеги за международный мир, имеющий большой дипломатический опыт и служивший старшим советником во время арабо-израильских переговоров, А. Д. Миллер. 

Опытный дипломат, знающий подноготную американского сопровождения арабо-израильских переговоров, отмечает, что «сделка века» является «триумфом президентского высокомерия, внутренний политики» и это чревато «стремлением нынешней администрации похоронить двогосударственное решение» палестинско-израильского конфликта. Если предыдущие усилия до прихода Трампа в Белый дом были отмечены сотнями часов диалога США с каждой из сторон конфликта, включая прямые переговоры между ними и при необходимости трехсторонние дискуссии, то здесь все наоборот: открытое требование Израиля без всякого желания сформировать существенную основу для переговоров. 

Собственный корреспондент на Ближнем Востоке влиятельного британского издания «Индепендент» (The Independent) Р. Фиск назвал предложенный Трампом план «суперизраильским». По его словам, он «говорил до свидания палестинским беженцам — известному „праву на возвращение“ для всех, кто гнил в лагерях на Ближнем Востоке, — прощай древнему городу Иерусалиму как столице Палестины, адью Ближневосточному агентству ООН для помощи палестинским беженцам, однако он приветствует постоянную израильскую оккупацию Западного берега и тотальную аннексию еврейских колониальных поселений, противоречащих международному праву».

Самым опасным последствием предложенного Д. Трампом «мирного плана» является фактически исчезновение надежд на создание жизнеспособного палестинского государства, что является основой всех известных и принципиальных соглашений и документов, отработанных международным сообществом с момента окончания «шестидневной войны». Формально на карте, которую продемонстрировал американский президент, присутствует Палестинское государство. Но фактически это калька бантустанов времен апартеида в Южной Африке, когда несколько лоскутков, не связанных общими границами, общим пространством, не имели права ни на свою внешнюю политику, ни на армию, ни на политику безопасности в своей собственной стране. Когда оторванные друг от друга частицы этого квазигосударственного образования должны контактировать друг с другом специально проложенными шоссейными дорогами и подземными тоннелями, а столицу предполагается расположить в деревушке Абу-Дис, которая никогда не была даже частью Иерусалима. Поэтому большинство аналитиков и объективных ученых, в том числе американских, сходятся в том, что представленное видение будущего Палестины в рамках этого «урегулирования» имеет одно название — «апартеид, сконструированный и санкционированный правительством США».

Каковы же подлинные причины представленного всему миру документа, почему Д. Трамп все же решился на кардинальное изменение позиции США в вопросах палестинско-израильского урегулирования и противопоставил свою позицию предыдущим трем американским администрациям?

Прежде всего следует обратить внимание на особенности нынешней внутриполитической жизни как Израиля, так и США, чтобы понять, почему именно 28 января Трамп обнародовал свой план. 

Во-первых, тем самым он в очередной раз бросил спасательный круг нынешнему премьер-министру Израиля Б. Нетаньяху — последнего 2 марта ждут уже третьи парламентские выборы. Дважды, в апреле и сентябре 2019 года, в Израиле проходили внеочередные парламентские выборы, но и весной, и повторно осенью Нетаньяху так и не смог сформировать дееспособную коалицию, несмотря на все свои ухищрения, бесцеремонное педалирование ультранационалистических настроений правой и праворадикальной части еврейского населения, на беспрецедентное подыгрывание ему со стороны самого американского президента и его администрации. И вот буквально через несколько недель Израиль вновь идет на выборы. Но если и в третий раз Нетаньяху не сможет победить, ему, очевидно, уготована другая альтернатива. За ним стелется долгий хвост обвинений в коррупции и мошенничестве, и сразу же после выборов ему придется предстать перед судом, если не случится чудо — он победит. Достаточно вспомнить, что буквально в тот же день, когда Трамп обнародовал свой план, израильскому премьеру пришлось отозвать из кнессета свой запрос о предоставлении ему неприкосновенности — а тут такой подарок из-за океана. Трамп бросил весь свой ресурс, чтобы спасти «рядового Нетаньяху».

Однако спасать было необходимо не только своего верного союзника, израильского премьер-министра, но и во многом самого себя, ведь буквально через пару дней Трампу пришлось выдержать нелегкое испытание в Сенате, чтобы отбить атаку демократов, стремящихся объявить ему импичмент. И обнародование буквально за считанные дни до 31 января своего открыто произраильского плана должно было, по замыслу Трампа, мобилизовать в его поддержку многочисленную и мощную группировку неоконсерваторов и евангелистов, всегда стоявшую горой за безграничную поддержку аппетитов израильских праворадикалов — даже в ущерб подлинно национальным интересам самих Соединенных Штатов. Именно эту главную политическую опору Трамп неустанно подкармливал в течение последних трех лет своего президентства, начиная от признания Иерусалима столицей Израиля, переноса туда американского посольства и других шагов, приближающих его к своему нынешнему видению палестинско-израильских отношений и их будущего. Не следует забывать, что, несмотря на успех в отражении угрозы импичмента, Трампу предстоит осенью нелегкая борьба за второй срок, поэтому и 28 января он действовал с прицелом на осень 2020-го. Теперь Трамп будет изображать из себя великого миротворца, который не только несет мир на Ближний Восток, но и делает это исключительно на израильских условиях.

Вместе с тем нельзя не сказать о том, что для палестинцев сегодня сложилась весьма неблагоприятная международная обстановка да и ситуация в Ближневосточном регионе. Арабский мир, особенно в зоне, расположенной между Израилем и Ираном, вынужден продираться между Сциллой и Харибдой, то есть между американо-иранским конфликтом и противоречием между арабским миром и Ираном. Считается, что иранская угроза более опасна, поэтому арабо-израильские противоречия отошли на второй план, а ряд арабских стран даже открыто выступает за создание общего антииранского блока, включающего Израиль. В новых условиях палестинский вопрос руководством ряда арабских стран уже не рассматривается как первостепенный, и призывы к солидарности с палестинцами скорее напоминают пока сохраняющийся ритуал. Следует признать, что арабский мир устал от неспособности самих палестинцев консолидироваться, выработать действенную и эффективную, основанную на реальности, стратегию борьбы за свою государственность, а не быть разменной монетой в политических играх того или иного государства.

Главным последствием обнародования пресловутой «сделки века» должно стать серьезное и глубокое переосмысление нынешних реалий для палестинцев и всех арабов с тем, чтобы избавиться от методов и форм борьбы, которые не принесли успеха, определиться, наконец, с настоящей консолидацией, не уходить в глухой отказ — чего, кстати, так ждут Нетаньяху и его политсила, — выработать гибкую стратегию борьбы применительно к ситуации в мире и на Ближнем Востоке, создать действенный пропалестинский лагерь. Всё это может сорвать авантюристические планы союза американских «неоконов» и израильских праворадикальных сил.

Вячеслав Швед