Новый виток противостояния с Ираном

28 февраля 2020 6

 

14 сентября ранним утром массированной атакой беспилотными летательными аппаратами и крылатыми ракетами были подвергнуты ключевые объекты нефтяной отрасли Саудовской Аравии на месторождениях Хурайна и Абкайк, что привело к очень серьезным, экономическим, энергетическим и военно-политическим последствиям.

Национальная нефтяная компания «Saudi Aramco» почти вдвое сократила поставки нефти на мировой рынок и только к концу сентября обещала ввести прежний объем поставок нефти.

Президент США Д. Трамп заявил, что готов открыть запасы американского Стратегического резерва для недопущения серьезных негативных последствий для мировой экономики.

К такому шагу американцы прибегали всего лишь три раза за время существования этого резерва.

Хотя ответственность за эту атаку взяли на себя хуситы, которые объявили, что это их месть за бомбардировки их позиций, все же большинство военных специалистов на основе всестороннего изучения данных аэродинамических наблюдений и других источников пришли к выводу, что ракетный удар по нефтяному комплексу Саудовской Аравии был нанесен с иранской территории, скорее всего, возле самой границы с Ираном.

На то, что удар наносился профессионально подготовленными кадровыми военнослужащими, свидетельствует и поразительная точность попаданий, размеры ущерба.

Такой удар стал прямым вызовом не только для Эр-Рияда и Вашингтона, но и для всего глобального энергетического сообщества, включая и Китай.

По версии старшего научного сотрудника Вашингтонского института Ближнего Востока М. Найта, специализирующегося по военной проблематике в ближневосточном регионе, удар должен был протестировать, как США и Саудовская Аравия будет реагировать без главных последствий, то есть балансируя на грани войны, проверить насколько они доверяют друг другу в своей решимости противодействовать Тегерану.

Также, вполне вероятно, Тегеран ставил перед собой задачу заставить Запад обменять санкции против Ирана на последующее снижение подобных атак, которые уже осуществляет Иран, и на замораживание дальнейшей эскалации ядерной программы Ирана.

М. Ширали, руководитель научно-исследовательского отдела Парижского католического института и преподаватель Парижского Института политических исследований, подчеркивает, что американские санкции уже привели к ужасающим последствиям для иранской экономики: «Спустя пятнадцать месяцев после выхода Дональда Трампа из иранской ядерной сделки 2015 г. и возвращения санкций иранцы переживают одну из самых мрачных страниц своей истории: экономика их страны, обанкротившаяся перед санкциями, практически задыхается. Их национальная валюта потеряла 75% своей стоимости; повсюду свирепствует нищета, аятолл ненавидят больше, чем когда-либо прежде, а политические репрессии никогда еще не были такими сильными со времени монгольского нашествия XIII века».

Позиция нынешнего иранского руководства заключается в том, чтобы каким-угодно образом продержаться до следующих президентских выборов в США более сговорчивого президента. Поэтому они используют весь арсенал средств, от увещеваний, что готовы вести переговоры с «кем угодно» до ракетных ударов, подобных последнему удару.

Есть и еще одна важнейшая деталь, обновляющая такую тактику Тегерана. Он и стоящий за его спиной Кремль стараются с помощью намеренной эскалации в районе важнейших морских маршрутов не допустить падения цены на нефть на мировом рынке до такого уровня, когда окончательно посыплется экономика их стран.

Отсюда и предельно откровенное заявление специального советника аятоллы Хаменеи Али Акбара Велаяти, который сказал такое: «Если Иран не сможет экспортировать свою нефть, то и ни одна другая страна не сможет это делать».

В сложившейся ситуации перед американским президентом встала весьма нелегкая дилемма — как определить наиболее оптимальную тактику американских действий, чтобы, с одной стороны, найти максимально жесткие и эффективные опции, а с другой стороны — избежать прямого военного столкновения с Ираном.

Д. Трамп, несмотря на свою воинственную риторику и ковбойский стиль, всячески опасается втянуть США в какой-либо международный конфликт, что может привести к прямому военному конфликту.

Широко известные его высказывания о том, к каким ужасным «последствиям для Америки привели война во Вьетнаме» и американская интервенция в Ираке в 2003 г., которые Д. Трамп считает самой серьезной ошибкой США за всю историю страны. Тем более, еще до иранской атаки 14 сентября американский президент намеревался встретиться со своим иранским коллегой на предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Поэтому на Ближний Восток был направлен Государственный секретарь США М. Помпео, посетивший Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты. Там он встретился с Наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом бин Салманом и Наследным принцем Эмиратов Шейхом Мохаммедов бин Заэдом.

Практически М. Помпео практически проинспектировал решимость Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов к совместным с Америкой действиями против иранской атаки, уточнил последние сведения об атаке на саудовские объекты и предпринял дальнейшие шаги для укрепление коалиции для сдерживания Ирана.

США заявили, что они формируют коалицию для сдерживания угроз со стороны Ирана на фоне недавней атаки на саудовские нефтяные объекты.

По словам М. Помпео, президент Д. Трамп, дав распоряжение ужесточить санкции в отношении Ирана, хочет урегулировать кризис мирным путем.

О намерении войти в коалицию выразили Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Великобритания и Бахрейн.

Ирак заявил, что участвовать не будет, а большинство европейских стран опасаются вступать в коалицию из-за страха усилить напряженность в регионе.

В пятницу, 20 сентября Пентагон представил Президенту различные варианты атаки в ответ на нефтяные объекты в Саудовской Аравии.

На совещании Совета национальной безопасности в Белом доме представители Пентагона назвали список целей в Иране, по которым могут быть нанесены удары с воздуха. При этом Пентагон также предупредил Д. Трампа о том, что военные действия против Ирана могут перерасти в полномасштабный вооруженный конфликт.

Кроме того, арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией начала военную операцию на севере от йеменского порта Ходейда в ответ на атаку на нефтеперерабатывающие объекты Саудовской Аравии.

И, наконец, 20 сентября США ввели санкции против Центрального банка Ирана. Об этом Д. Трамп сообщил журналистам в Белом Доме.

Он отметил, что речь идет о высшем уровне санкций — «очень крупных, очень приоритетных».

В пресс-пуле Белого дома подчеркнули, что Д. Трамп охарактеризовал эти меры «как самые крайние санкции, вводившиеся против какой-либо страны».

Глава Минфина США Ст. Минучин уточнил, что речь идет о санкциях против последнего для Ирана источника финансовых средств.

На очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН иранский вопрос превратился в один из главных.

И США со своими союзниками, и Иран отработали свою линию поведения на этой сессии.

Как заявил президент США Д. Трамп, Соединенные Штаты активно ее используют в борьбе с Ираном, настаивая на том, что они хотят дать дипломатам «любую возможность в достижении успеха».

В свою очередь, президент Ирана Х. Роухани анонсировал о предстоящей инициативе своей страны по обсуждению вопроса создания системы региональной безопасности для стран Персидского залива.

Одновременно премьер-министр Великобритании Б. Джонсон заявил, что Британия пришла к выводу об ответственности Ирана за нападение на нефтяные объекты в Саудовской Аравии и готова принять участие в военной коалиции под руководством США в Персидском заливе.

Б. Джонсон также отметил, что провел переговоры по этому вопросу с канцлером ФРГ А. Меркель и президентом Франции Э. Макроном и подчеркнул, что Британия хочет «стать мостом между нашими европейскими друзьями и американцами в вопросе нынешнего кризиса в Персидском заливе».

Б. Джонсон подчеркнул необходимость дипломатического разрешения этого кризиса и объявил, что Великобритания направит дополнительные военные подразделения в регион Персидского залива.

Таким образом, несмотря на крайнее обострение ситуации в Персидском заливе, президент США Д. Трамп в преддверии очередных президентских выборов, стремится не допустить втягивания США в очередную военную авантюру, а ищет другие способы оказания давления на Тегеран.

Похоже, что такая ситуация в этом регионе на грани балансирования между войной и миром будет продолжаться вплоть до очередных президентских выборов в США.

Вячеслав Швед