Какой будет внешняя политика нового президента США Джо Байдена?

19 января 2021 11

 

20 января Джо Байден станет 46-м президентом США. 

Инаугурация Байдена положит конец четырехлетней внешней политике Дональда Трампа, которая расстраивала союзников, злила друзей и иногда приносила пользу противникам. 

Команда Байдена по внешней политике уже собрана в ожидании подтверждения Конгресса. 

Вот отчет о том, чего Байден не будет делать в регионе Ближнего Востока и Северной Африки.

Начиная с Марокко и двигаясь на восток, вплоть до Афганистана, Байдену нужно принять несколько внешнеполитических решений, ни одно из которых не является однозначным.

Неожиданное решение президента Трампа признать суверенитет Марокко над спорным регионом Западной Сахары вызвало гнев Алжира и его союзника — Сахарской Арабской Демократической Республики, претендующих на территорию для будущего государства.

Десятилетия посредничества Организации Объединенных Наций (ООН) в этом споре пока не увенчались успехом. Это означает, что в глазах международного права регион по-прежнему является спорной территорией. 

Таким образом, этот шаг США не служит никаким интересам США, кроме как дальнейшей дискредитации их как приемлемого посредника. Байден не станет ничего менять в этом вопросе. 

Что же насчет Египта как союзника США?  

Президент Трамп однажды назвал Абдель Фаттаха ас-Сиси своим «любимым диктатором», ничего не предприняв с предполагаемыми нарушениями прав человека. 

Байден будет чаще поднимать вопрос о правах человека в Египте, но дальше разговоров дело вряд ли зайдет. 

В качестве наказания за нарушения прав человека он может пойти по пути своего бывшего босса Обамы, удерживая часть из $1,5 миллиарда, которые США ежегодно выделяют Египту. Однако такой шаг не заставит Каир изменить свою внутреннюю политику в области прав человека.

А теперь давайте поговорим об Израиле. 

Трамп шантажировал несколько арабских стран — включая далекий Судан — с целью нормализации отношений с Израилем; признал Иерусалим своей столицей и переместил туда посольство США. 

Байден не изменит ничего из этого, но он мог бы умиротворить Палестинскую администрацию (ПА), вновь открыв Вашингтонское бюро Организации освобождения Палестины (ООП) и возобновив гуманитарное финансирование связанных с ООН организаций, обслуживающих палестинских беженцев. 

Ничто из этого, понятное дело, не принесет пользы большинству палестинцев, страдающих от жестокой израильской оккупации. В частности, сохранится десятилетняя блокада Газы.

В Сирии у США нет инструментов, чтобы изменить ситуацию, за исключением дальнейшего отступления. Меньшие военные контингенты США останутся на северо-западе Сирии; ИГИЛ продолжит восстанавливать силы, а признание суверенитета Израиля над Голанскими высотами останется.

Президент Байден не примет никаких радикальных военных решений, например, чтобы снова бороться с ИГИЛ, а если он и подумает над этим, то уже будет слишком поздно. Однако Байден будет стремиться к более тесному сотрудничеству с другими странами, такими как Турция и Россия, основными игроками в Сирии. Также, по мнению Байдена, ужесточение санкций против правительства Башара Асада всегда приветствуется.

Ирак остается серьезной проблемой внешней политики. Сокращение войск США будет продолжаться более медленными темпами без ослабления нарастающего общественного и политического давления в Ираке, призывающего к полному уходу американских войск. 

Иран продолжит усложнять жизнь США в Ираке и, вероятно, воспользуется этим, когда Байден обратит внимание на ядерную сделку.

Д-р Мустафа Фетури (Dr Mustafa Fetouri)