Геополитические последствия преодоления катарского кризиса для арабского мира

22 января 2021 12

 

41-й саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, заложивший главные контуры преодоления столь унизительного для арабов искусственного катарского кризиса, не только перевернул эту страницу в арабской истории, но и определил развитие нескольких важнейших тенденций в геополитике арабского мира.

Во-первых, три с половиной года блокады Катара показали со всей очевидностью, что Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) не может больше оставаться в том же состоянии, в котором находился до июня 2017 года. Совет больше не может находиться в состоянии отсутствия правовых обязательств и четких правил, потому что это приводило его членов к неопределенности в действиях. Такая неопределенность в его структуре имела своим следствием отсутствие четкости и ясности в отношениях государств-членов ССАГПЗ к Ирану, что стало одной из причин, приведших к блокаде Катара. Всё это требует дальнейшей серьезной работы по совершенствованию структуры этой организации и механизмов ее управления.

По нашему мнению, нельзя интерпретировать нынешнее примирение в Совете сотрудничества как усиление угрозы Ирану. Скорее всего, это создаст предпосылки для уменьшения опасности прямого столкновения и конфронтации между Ираном и арабскими государствами Персидского залива. А в сочетании с новым подходом президента США Джо Байдена в отношении Ирана такая позиция ССАГПЗ будет способствовать заключению нового всеобъемлющего соглашения с Ираном, включающего и его программу разворачивания баллистических ракет, и его агрессивную политику на Ближнем Востоке. Также геополитическими последствиями завершения блокады Катара станет заметное снижение влияния в ССАГПЗ Объединенных Арабских Эмиратов, выступивших в 2017 году главным ее инициатором, а также ощутимое усиление позиций Катара и его руководства, продемонстрировавшего за время кризиса гибкость, прагматизм и стратегическую дальновидность.

В целом можно констатировать, что примирение в стане аравийских монархий стало возвращением к разуму и прагматизму, к осознанию того, что в рамках единой организации нужно принимать определенную независимость и самостоятельность государств-членов .

Следует ожидать, что официальный Каир, примкнувший к «блокадникам» в июне 2017 года, будет проводить более независимую политику, особенно в отношении к Абу-Даби и Эр-Рияду. Он уже начал более открытую политику в отношении ливийского кризиса, что привело в последние недели к заметной деэскалации его отношений с Турцией. Интересы Египта за последние два года не раз приводили к противоречиям с его основными партнерами по ССАГПЗ, Саудовской Аравией и ОАЭ, в том числе относительно поддержки мятежного генерала Хафтара в Ливии и свержения президента Судана Омара аль-Башира год назад, а теперь — в отношении последних событий в Эфиопии. Египет старается определиться с более независимой политикой, учитывая свои жизненно важные интересы в Палестине, Сирии, Ираке, долине Нила, Восточной Африке, Ливии, Средиземноморье и в Красном море.

Завершение катарского кризиса, несомненно, окажет позитивное влияние и на решение многих региональных проблем арабского мира, прежде всего десятилетней гражданской войны в Ливии: проведения там общенациональных выборов, формирования общегосударственных органов власти и подписания документов о завершении конфликта. Такое развитие событий окажет позитивное влияние на соседние Тунис и Алжир, даст заметный толчок экономической активности, а также будет способствовать формированию мира и стабильности в Субсахарском регионе.

Восстановление единства стран-членов ССАГПЗ в контексте разрешения катарского кризиса станет отправной точкой в новом этапе сотрудничества этой структуры с Турцией. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавошоглу в своем заявлении по поводу Декларации Аль-Улы (итоговый документ назван по имени города в Саудовской Аравии, где проходил саммит. — Ред.) подчеркнул:

«Турция придает большое значение единству и солидарности Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. В соответствии с восстановлением доверия среди государств Персидского залива, мы объявляем о нашей готовности приложить усилия к действиям по расширению нашего институционного сотрудничества с ССАГПЗ, для которого Турция является стратегическим партнером».

Нет сомнений, что Турция и ССАГПЗ могут вместе сделать многое для консолидации мира и стабильности в регионе.

Арабский мир — огромный культурно-экономический и политический ареал, и примирение аравийских монархий окажет серьезнейшее влияние на решение комплекса сложных вопросов, присущих ему, а также даст простор новым тенденциям в его геополитической конфигурации, вызревшим в последнее время.

Вячеслав Швед