Спустя 6 месяцев после взрыва в Бейруте правосудие до сих пор не свершилось

10 февраля 2021 6

Прошло шесть месяцев с тех пор, как взрыв в Бейруте разрушил весь город, а ливанские власти так и не добились справедливости в отношении пострадавших.

После взрыва люди были вынуждены каждый день просыпаться и собирать осколки, чтобы восстановить то, что осталось от Бейрута. Граждане Ливана никогда не забудут, что в тот момент, 4 августа 2020 года в 18:08, погибло 204 ни в чем не повинных человека, более 6500 человек получили ранения, 200000 домов были разрушены, 300000 человек остались без крова и 70000 мирных жителей остались без работы.

Никто не ожидал, что произойдет мощный взрыв складских помещений, масштабы взрыва потрясли мир. По оценкам экспертов, взрывная волна в Бейруте может быть одним из самых сильных неядерных взрывов, когда-либо зарегистрированных. Местные кипрские СМИ сообщили, что взрыв можно было почувствовать на Кипре за 200 километров.

Кошмар 4 августа привел к появлению сцен, которые «напоминали фильм ужасов», — сказал Халил Хаддад, житель Бейрута. Халилу делали небольшую операцию в больнице Аль-Рум, также известной как больница Святого Георгия, менее чем в одном километре от порта. Он рассказывает о мелких деталях, которые в то время не считал важными, но в итоге они помогли спасти его жизнь. За несколько минут до взрыва он надел обувь, чтобы встретиться с женой, которая ждала его в приемной, они должны были выпить кофе перед его операцией. Он и представить себе не мог, что задача, которую он выполнял каждый день — надевание обуви, —спасет его от обломков больницы, врезавшихся в его босые ноги.

«Кстати, я не знал слова «травма»до взрыва, понимаете? Это новый термин для меня», — объясняет он.

Ливанцы борются с растущей бедностью по всей стране, а также с политическим параличом, тяжелым экономическим кризисом и строгой изоляцией из-за вспышки коронавируса, которая поставила всю страну в ужаснейшие условия.

Тридцатидвухлетняя Сарине Дермесробиан просыпалась от звука лодок, пришвартовывающихся и выходящих из порта, но в тот день сила взрыва перебросила ее через ее квартиру, а разбитое стекло врезалось в ее тело. Сарин шла босиком по битому стеклу, чтобы добраться до больницы, поскольку никакие машины или машины скорой помощи не могли проехать по городу. У нее была сломана рука, открытые раны на всех ногах, но она не чувствовала боли; она была полна решимости выжить.

Хотя было обещано расследование взрыва и ожидается, что оно завершится в течение пяти дней, в течении шесть месяцев правосудие в отношении ливанских граждан так и не было осуществлено. С тех пор расследование застопорилось после того, как два бывших министра, которым предъявлено обвинение в этом деле, подали ходатайство с просьбой в Кассационный суд Ливана заменить судью, которому поручено найти виновных и привлечь их к ответственности.

Human Rights Watch присоединилась к призывам к независимому расследованию взрыва из-за опасений, что политические игроки Ливана никогда не позволят привлечь виновных к ответственности.

Спустя почти семь лет после того, как 2750 тонн взрывоопасной селитры аммония было допущено в порт Бейрута и оставлено на складе, не предназначенном для хранения такого материала, Бейрут навсегда изменился. Шесть месяцев спустя те, у кого остались шрамы с того дня, теряют надежду на то, что власти добьются справедливости.

Шарлин Боу Мансур (Charline Bou Mansour)