Сомали: линии раскола

26 марта 2014 7146

Сомали - это страна Арабского мира, участь которой является наиболее трагической. Государство испытало коллапс в результате более 20 лет кровавой гражданской войны, несмотря на некоторые успехи центрального правительства, все еще действуют отряды экстремистских группировок, северная часть страны стала фактически независимым государством. Невежество, ужасающая коррупция, кровавые и жестокие стычки, казни, насилие, гуманитарный кризис, антисанитария, пиратство, повсеместная нищета, экологические проблемы, наркоторговля, - этими, и многими другими, отрицательными явлениями характеризуется нынешнее Сомали. Общество этой страны расколото и фрагментировано, некоторые линии раскола представляются уже непреодолимыми (как это имело место в Судане), некоторые еще можно преодолеть при наличии политической воли и при условии кропотливой работы. Несмотря на то, что новости из Сомали постоянно попадают в заголовки СМИ, многие читатели не представляют себе целостной картины происходящих там событий. Составление общей картины ситуации в Сомали, указание на некоторые важные предпосылки, приведшие к ее развитию, - такова задача данной публикации...

Особенности исторического развития территории Сомали, во многом, определили нынешнее положение этой страны. Фактически, она никогда не существовала в рамках единого государства. В средние века на территории нынешнего Сомали и востока Эфиопии был ряд сомалийских эмиратов и султанатов, которые, иногда объединяясь, вели войны с эфиопами. В эпоху колониализма, север нынешнего Сомали принадлежал Великобритании, юг - Италии, область Огаден отошла к Эфиопии (в составе которой пребывает и поныне), населенная родственными народами территория Джибути была колонией Франции, а потом стала независимым государством, а крайние южные районы территории проживания сомалийцев оказались в составе независимой Кении. Когда в 1960 году Сомали стало независимым государством (объединились бывшие итальянская и британская колонии), ожила идея образования Великого Сомали, - страны, которая объединила бы в своих границах все этнические территории сомалийцев. Именно эта идея стала причиной активного вмешательства сомалийского правительства в дела Кении, она же обусловила конфликтные отношения с Эфиопией. Даже сейчас, когда Сомали не существует в виде единого государства, эта идея периодически озвучивается самыми разными деятелями. Одно время ее пропагандировал один из лидеров движения Шариатские Суды Сомали Шейх Хасан Захир Авейс. Однако, реалии таковы, что сомалийское общество остается глубоко расколотым по многим линиям.

Племенная и клановая структура. Различия между югом и севером страны

Сомалийцы представляют собой народ, который разделяется на две большие группы племен, - северную (сомале) и южную (саб), каждая из которых, в свою очередь, делится на племена, а те, - на кланы. Как племена, так и кланы, часто враждуют друг с другом.

В северную группу племен входят племена хавийя, дарод, иса, исак, дир, гадабурси и бенадир, - многие их представители до сих пор являются кочевниками. К южной группе относятся племена дагил и раханвейн, некоторые авторы к ним также причисляют племя тунни, тогда как другие относят его к северной группе племен.

Исторически так сложилось, что южная группа племен, занимающаяся оседлым земледелием, пребывала в довольно жесткой зависимости от северной группы племен. Это сказывалось и на их социальном статусе, а эксплуатация, нередко, становилась весьма жесткой. В значительной степени, такая ситуация напоминала положение в Руанде, где две группы населения - тутси и хуту, - пребывали в таких же антагонистических отношениях, что привело к геноциду. В Сомали, незадолго до гражданской войны, также имел место геноцид. Южные племена выместили многовековой гнев на северных племенах, особенно, на племени исак. По приблизительным оценкам, в 1980-х годах, жертвами геноцида стало около 200 000 человек, а сами эти события послужили одним из важных факторов обособления Сомалиленда. Межплеменная рознь и клановая вражда не изжиты и по сей день.

Нынешняя политическая мозаика

В настоящее время, на территории Сомали существуют центральное федеративное правительство с центром в Могадишо, которое контролирует лишь некую часть страны (границы зоны влияния центрального правительства постоянно меняются, правда за последние годы в сторону увеличения), автономное образование Пунтленд, которое формально признает себя автономией в составе единого Сомали, но на деле почти не контролируется из Могадишо, Сомалиленд, образование на севере страны, со столицей в городе Харгейса, которое заявило о своей полной независимости (некоторые государства, например Эфиопия, де-факто признали независимость Сомалиленда, другие же, вроде Китая, не признавая имеют с ним экономические отношения), зоны влияния боевиков-исламистов, наиболее могущественной группировкой которых является движение "Аш-Шаббаб", контролирующее значительные территории на юге страны (в частности, Джубаленд), Авдаленд (зона проживания гадабурси), область, которая в 2010 году провозгласила свою независимость от Сомалиленда и считает себя частью федеративного Сомали, Хатумо (Нортленд), с 2012 года ставшее автономией в составе федеративного Сомали (это было признано нынешним президентом Сомали Хасаном Шейхом Махмудом), автономный район Галмудуг, воюющий на стороне центрального правительства, Азания, государственное образование на крайнем юге Сомали, созданное по инициативе Кении и придерживающееся нейтралитета в войне, Маахир, территория отколовшаяся от Сомалиленда и формально признающая центральное правительство, с 2009 года фактически контролируется Пунтлендом, Химан и Хеб, - образование на территории Галмудуга, которое сейчас рассматривает возможность признания центрального правительства. Кроме того, много отдельных небольших районов пребывает под властью пиратских кланов и отдельных полевых командиров, что еще более усугубляет ситуацию.

Такая картина раздробленности вызывает уныние и скепсис относительно будущего Сомали. Однако, следует отметить, что еще год назад положение дел выглядело намного хуже, а центральное правительство, фактически, контролировало только около половины территории города Могадишо. Обозреватели отмечают значительные улучшения во всех сферах жизни на подконтрольной центральному правительству территории, хотя фронт предстоящих работ и реформ поистине огромен.

Религиозный фактор

Религиозный фактор, безусловно, играет важную роль в Сомали, ибо общество этой страны, так или иначе, сильно привержено Исламу. Однако, важно отметить, что радикальные группировки, в идеологическом плане, пользуются симпатиями довольно незначительной части населения. Традиционно, среди сомалийцев были распространены разные суфийские течения, во многих местах они сохраняют свое значение. В некоторых отдаленных местностях, даже в наши дни сохраняются колдовские практики, имеющие мало общего с Исламом. Повсеместное невежество и низкий уровень образования приводят к тому, что много простых людей имеют весьма слабое представление об истинном учении Ислама, несмотря на тот факт, что они всячески демонстрируют свою приверженность Исламу внешне. Не следует забывать и о периоде социалистического строительства в Сомали, - об эпохе правления поддерживаемого Советским Союзом диктатора Зиада Барре. Многие люди присоединяются к радикальным группировкам не столько по причине убежденности в правильности их идеологии, сколько из соображений той или иной практической выгоды и обеспечения безопасности себе и членам своих семей. Однозначно, страна нуждается в активном просвещении, как исламском, так и светском, в реальном умеренном политическом проекте, который позволил бы снять напряженность во многих вопросах и способствовал бы становлению толерантности в сомалийском обществе.

Диаспора и местные: напряженность нарастает

Как отмечают многие обозреватели, сомалийские и зарубежные, улучшение обстановки в Сомали приводит к вызреванию и оформлению новой потенциальной линии раскола, которая может возыметь весьма важное значение в ближайшем будущем. Речь идет о напряженности в отношениях между представителями сомалийской диаспоры, возвращающимися на родину, и теми сомалийцами, которые не покидали страну и вынесли все тяготы гражданской войны.

Поскольку члены диаспоры намного лучше образованы и обладают несравнимо большими финансовыми возможностями, возвращаясь на родину, они занимают различные посты в правительстве, открывают предприятия, активно участвуют в общественной жизни. Это уже привело к тому, что местные сомалийцы начали выражать свое негодование, требуя зафиксировать квоты для себя. Пока напряженность остается контролируемой и не дошла до стадии открытой ненависти, но правительству следует предпринимать безотлагательные меры на упреждение потенциального нового кризиса.

Предыстория и предпосылки

В соответствии с конституцией 1961, Сомали являлась республикой с парламентской системой правления. В качестве главы государства избирался президент, а исполнительная власть принадлежала премьер-министру. Законодательный орган – однопалатное Народное собрание избиралось всеобщим голосованием по принципу пропорционального представительства. В октябре 1969 произошел военный переворот, был убит президент Сомали. Действие конституции было приостановлено. Сомалийская Республика была переименована в Сомалийскую Демократическую Республику. В 1969–1976 власть в стране принадлежала Верховному революционному совету (ВРС), состоявшему из офицеров армии и полиции, во главе с генерал-майором Мухаммедом Сиадом Барре. В 1976 президент Сиад Барре передал полномочия ВРС Центральному комитету Сомалийской революционной социалистической партии (СРСП), которая взяла в свои руки высшую политическую и экономическую власть в стране. Принятая в 1979 конституция предусматривала создание однопартийной системы управления.

С 1972 в органы местного управления входили областные, районные и большое число деревенских советов. Областные и районные органы власти состояли из государственных чиновников и назначенных ими представителей местного населения. Деревенские советы переизбираются ежегодно прямым голосованием.

Тесные связи с СССР, сохранявшиеся в 1969–1977, были прерваны из-за поддержки Москвой Эфиопии во время эфиопо-сомалийской войны 1977–1978. С тех пор Сомали значительно укрепило отношения с западными державами и арабскими странами. Сомали – член ООН, Организации африканского единства и Лиги арабских государств.

На протяжении 1980-х годов режим Сиада Барре постепенно утрачивал популярность среди населения. В 1988 Сомалийское национальное движение (СНД), состоящее главным образом из представителей племенной группы иса, организовало нападение на правительственные войска и к 1990 вытеснило их с территории Северного Сомали. Действовавшие на юге страны Объединенный сомалийский конгресс (ОСК), созданный хавийя, и Сомалийское патриотическое движение (СПД), представлявшее интересы племенной группы дарод, в начале 1991 выбили остатки армии Сиада Барре из Могадишо. Вскоре после этих событий ОСК назначил Али Махди Мухаммеда временным президентом и предложил всем остальным антиправительственным группам совместно обсудить вопрос о формировании нового правительства. Политическая группировка иса СНД уклонилась от сотрудничества, а ее лидер Абдурахман Ахмед Али был провозглашен президентом отколовшейся республики Сомалиленд, включившей бóльшую часть территории Северного Сомали. В августе 1991 Али Махди был приведен к присяге в качестве президента Сомали сроком на два года.

Первым президентом Сомали был избран Аден Абдулла Осман; в 1967 страну возглавил новый президент Абдулрашид Али Шермарк. После его убийства в октябре 1969 в стране был осуществлен военный переворот. Президентом Сомали и главой Верховного революционного совета (ВРС), состоявшего из офицеров армии и полиции, стал генерал-майор Мухаммед Сиад Барре.

В 1970, в дни празднования первой годовщины государственного переворота, который теперь назывался революцией, президент Сомали объявил о приверженности руководства страны идеям социализма и о принятии программы развития, подготовленной с помощью СССР. Хотя некоторые предприятия в дальнейшем подверглись национализации и руководство Сомали стало уделять больше внимания централизованному планированию, главные источники благосостояния – скот и банановые плантации – оставались в руках частных владельцев, а внешнеторговые операции по-прежнему осуществлялись торговцами-частниками.

После создания сомалийской письменности в середине 1970-х годов правительство развернуло кампанию по ликвидации неграмотности. Был разработан ряд важных для экономики проектов, в частности, проект по закреплению песчаных дюн в районе Марки. Правительство оказало действенную поддержку Всемирной организации здравоохранения при ООН в ликвидации оспы на территории Сомали. После жесточайшей засухи 1974 руководство страны быстро и решительно осуществило программу переселения части кочевого населения.

В 1977 в оспариваемой сомалийцами области Огаден начались широкомасштабные боевые действия между Эфиопией и Сомали. При поддержке СССР и Кубы Эфиопия захватила Огаден. После поражения в войне правительство Сомали денонсировало Договор о дружбе и сотрудничестве с СССР. Из-за военных действий из Огадена в Сомали хлынул огромный поток сомалийских беженцев. К началу 1980-х годов в лагерях для беженцев проживали ок. 1 млн. человек, т.е. пятая часть общей численности населения Сомали.

В послевоенные годы усилилась внутренняя оппозиция режиму Сиада Барре. В 1988–1990, когда Сомалийское национальное движение (СНД) укрепило свои позиции на севере страны, в ходе репрессий правительственными войсками были убиты ок. 5 тыс. представителей племенной группы иса. В то же время ок. 350 тыс. сомалийцев нашли убежище на территории соседней Эфиопии, а Харгейса была превращена в развалины. В 1989 резко сократился объем иностранной помощи Сомали.

В 1991 вооруженные отряды Объединенного конгресса Сомали (ОКС) и Сомалийского патриотического движения (СПД) вытеснили лояльные Сиаду Барре войска из центральных районов страны. В целом в ходе гражданской войны погибли ок. 8 тыс. человек, и многие сомалийцы пополнили ряды беженцев. После захвата Могадишо ОКС назначил временным президентом страны Али Махди Мухаммеда и обратился к другим группировкам с предложением сформировать новое правительство. СНД отказалось участвовать в конференции, где должен был обсуждаться вопрос о новом руководстве Сомали, и объявило о создании независимой Республики Сомалиленд на севере страны во главе с президентом Абдурахманом Ахмедом Али, лидером СНД.

Межклановые противоречия, обострившиеся в начале 1991, усилились к ноябрю, когда председатель ОКС генерал Мухаммед Фарах Айдид, который принадлежал к племенной группе хабар гедир, части клана хавийя, предпринял попытку сместить президента Али Махди, который относился к племенной группе абгалс, тоже входившей в клан хавийя. К декабрю в ходе ожесточенных столкновений были убиты ок. 4 тыс. человек, преимущественно из числа гражданского населения, по крайней мере 20 тыс. человек получили ранения, а Могадишо был почти полностью разрушен. Об интенсивности боевых операций свидетельствует тот факт, что транспорт с гуманитарной помощью для лагерей беженцев в сельской местности не смог добраться до пунктов назначения, и многие беженцы погибли от болезней. Соглашение о перемирии, достигнутое при посредничестве ООН в марте 1992, постоянно нарушалось. В мае в Сомали прибыл специальный представитель ООН Мухаммед Сахнун, а в сентябре – контингент миротворческих сил ООН численностью 500 человек. Объем продовольствия, воды, семян и медикаментов, предоставленных в виде помощи, был явно недостаточен, чтобы предотвратить гибель сотен тысяч людей. Мухаммед Сахнун выступил с открытой критикой бюрократов в стенах ООН, после чего был вынужден уйти в отставку.

В конце года руководство ООН согласилось на предложение президента США Джорджа Буша о поэтапном вводе войск на территорию Сомали. Прибывший к январю 1993 контингент американских войск численностью 28 тыс. человек приступил к охране портовых сооружений, аэропортов, автомобильных дорог и пунктов по распределению продовольствия. Несмотря на очередную договоренность о перемирии, вооруженные столкновения не прекращались, и порой военнослужащие войск ООН и США были вынуждены противостоять боевикам из разных кланов. Стремясь восстановить порядок и обеспечить нормальную процедуру распределения продовольственной помощи иностранные патрули все больше вовлекались в сложные перипетии внутриполитической борьбы в Сомали. Вслед за договоренностью о разоружении вооруженных отрядов и создании переходного правительства, достигнутой представителями 15 сомалийских группировок (за исключением Сомалиленда), США сократили численность своего военного контингента до нескольких тысяч человек и в мае передали ООН командование многонациональными силами, действующими в Сомали.

В июне в вооруженном столкновении между пакистанскими военнослужащими из состава сил ООН и солдатами Айдида погибли 25 пакистанцев. Представители ООН потребовали ареста Айдида. До конца месяца в аналогичных столкновениях погибли более 30 военнослужащих миротворческого контингента ООН и несколько сотен сомалийцев, включая и гражданских лиц. Айдид все еще оставался на свободе в октябре, когда в результате рейда на Могадишо с целью захвата его ближайших соратников в перестрелке погибли более десяти американских пехотинцев и несколько сотен сомалийцев. Учитывая эскалацию насилия и рост числа жертв, президент Билл Клинтон объявил о своем намерении вывести из Сомали к марту 1994 все американские войска. Помимо американцев, весной были эвакуированы и воинские контингенты большинства европейских государств, и в составе миротворческих сил ООН в Сомали остались лишь подразделения из азиатских и африканских стран численностью ок. 20 тыс. человек. В то же время по инициативе ООН в столице Кении Найроби проходили переговоры между представителями 15 сомалийских племенных групп, в результате чего была принята Декларация национального примирения. Спустя несколько месяцев в Кисмайо было подписано еще одно соглашение об урегулировании ситуации в стране, к которому присоединились несколько новых группировок. Несмотря на все заявления о необходимости воздерживаться от насилия, нападения на сохранявшийся в Сомали контингент миротворческих сил ООН учащались. На протяжении августа в нескольких вооруженных инцидентах в Байдабо были убиты семь индийских военнослужащих и три врача-индийца. Ссылаясь на опасную обстановку в Могадишо, в сентябре государственный департамент США принял решение о полной эвакуации из Сомали своего дипломатического представительства и охранявших его морских пехотинцев. Несмотря на то и дело объявлявшиеся перемирия, сокращения численности боевых частей, а затем возобновления вооруженных действий, Совет безопасности ООН принял решение о продлении срока пребывания миротворческих сил ООН на территории Сомали до конца 1994, чтобы предоставить соперничавшим племенным группам еще один шанс добиться согласия. В конце 1994 был наполовину сокращен объем гуманитарной помощи ООН. В декабре прекратила работу радиостанция сил ООН в Сомали, и перестала выходить газета « Маанта », орган миротворческих сил ООН.

В Могадишо были проведены две конференции по национальному примирению, одна в северной части столицы, другая – в южной. Их участники воздержались от идеи создания двух параллельных правительств. В то же время разные группировки, предвидя уход из страны миротворческих сил ООН, пытались захватить морской порт и аэропорт в Могадишо.

В отколовшейся республике Сомалиленд вооруженные силы президента Мухаммеда Ибрахима Эгала сумели отбить у вооруженных отрядов оппозиции аэропорт, после чего потерпевшая сторона перегруппировала силы вблизи столицы Харгейсы. Бои в районе Харгейсы нарушили хрупкий мир, который поддерживался в этой части страны после свержения диктатуры Сиада Барре в январе 1991. Между тем правительство Сомалиленда ввело в обращение свою собственную денежную единицу. На протяжении первых трех месяцев шиллинг Сомалиленда находился в денежном обращении наряду с обычным сомалийским шиллингом, а затем прежняя валюта была изъята из обращения. Новые денежные знаки были отпечатаны в Великобритании.

В январе 1995 бывший диктатор Сиад Барре умер в изгнании. Похороны бывшего главы государства состоялись в его родном городе на юго-западе Сомали.

После того как стало очевидным, что миротворческие силы ООН не в состоянии восстановить порядок, было принято решение об их эвакуации из страны в марте 1995. Для ускорения вывода войск ООН и обеспечения их безопасности в Могадишо были направлены немногочисленные американские и итальянские подразделения, которые успешно справились со своей задачей. Накануне окончательного вывода миротворческих сил из Сомали ведущие политические лидеры страны, генерал Мухаммед Фара Айдид и Али Махди Мухаммед, к удивлению многих, сумели договориться по ряду проблем. Оба лидера согласились, в частности, о прекращении боевых действий, ликвидации милицейских контрольных постов, выводе за пределы Могадишо грузовиков с размещенными на них зенитными и пулеметными установками и о формировании объединенного органа для управления столичными морским портом и аэропортом. К сожалению, ожесточенные боевые действия в районе аэропорта в конце февраля не только подорвали наметившееся согласие, но и привели к закрытию этого воздушного терминала. Благодаря усилиям предпринимателей столицы, которые делали все возможное для сохранения совместной администрации, предусмотренной в соглашении, морской порт еще какое-то время функционировал.

В 1995 подразделения генерала Айдида потерпели ряд поражений. В апреле им пришлось уступить важный населенный пункт Беледуэйне в центральной части страны вооруженным отрядам одной из племенной групп клана хавийя. Пытаясь предотвратить новые проблемы, Айдид удалил двух высокопоставленных функционеров из руководимых им Объединенного конгресса Сомали и Сомалийского национального альянса. Эти деятели тут же перешли на сторону Османа Ато, который раньше оказывал Айдиду финансовую помощь, а потом превратился в его злейшего врага. Противоречия между этими политиками привели к тому, что в июне Айдид лишился поста председателя обеих организаций.

Предприняв мощную политическую контратаку, Айдид созвал конференцию по национальному примирению, в ходе которой при поддержке своих сторонников был провозглашен президентом. Соперники генерала приписали всплеск его активности финансовой и военной поддержке Ливии. В августе 1995 Ливия официально признала правительство генерала Айдида.

В сентябре вооруженные отряды Айдида предприняли наступление на Байдабо, получивший в период голода название « город смерти ». Захват Айдидом Байдабо прервал попытки восстановления государства. Организация по координации помощи Сомали, объединявшая различные международные группы по оказанию помощи населению Сомали, выразила сожаление, отметив, что подобные действия окажут длительное негативное воздействие на мирный процесс.

В июле произошел страшный пожар на крупнейшем в Сомали рынке Бакараха в Могадишо, который уничтожил товары на многие миллионы долларов. Рынок не входил в зону контроля ни одного из кланов, и причина пожара осталась загадкой. Два главных соперника Айдида, Али Махди и Осман Ато обвинили в случившемся две компании по экспорту бананов (итальянскую « Сомалфрут » и « Сомбану », филиал американской « Доул корпорейшн »), заявив, что они находились в сговоре с генералом. В октябре милицейские части, подчинявшиеся Али Махди, открыли огонь по торговым судам в порту Могадишо, что привело к закрытию порта. Вывод из строя столичного порта вынудил представителей ООН и других международных организаций использовать для доставки грузов небольшую естественную гавань Эль-Маан, расположенную в 30 км к северо-востоку от Могадишо.

На северо-западе бывшего государства президент самопровозглашенной Республики Сомалиленд Мухаммед Ибрахим Эгал назначил комиссию по разработке проекта новой конституции. В ответ на непрекращавшиеся вооруженные столкновения между силами Эгала и мятежниками соседнее Джибути привело в состояние боевой готовности свои пограничные части.

Самым значительным событием политической жизни Сомали в 1996 стала смерть в августе этого года генерала Мухаммеда Фара Айдида. За несколько месяцев, предшествовавших его смерти произошла резкая эскалация военных действий на юге страны. В апреле Айдид вернулся в Могадишо из Байдабо на юге Сомали, который после захвата в сентябре 1995 стал его основной базой. Сын генерала Хуссейн, натурализовавшийся гражданин США и бывший резервист американской морской пехоты, принял на себя командование по проведению секретных операций, направленных на укрепление Байдабо.

Сразу после переезда в Могадишо генерал Айдид пообещал своим сторонникам развернуть всестороннюю борьбу с противниками режима. В июле вооруженные части Айдида осадили Медину, район в южной части столицы, где проживали представители клана абгал и который контролировался силами, поддерживавшими Али Махди и Османа Ато.

В конце июля по радиостанции Али Махди прошло сообщение, что генерал Айдид был тяжело ранен. После нескольких опровержений 2 августа 1996 сторонники генерала объявили по радио, что Айдид скончался. На фоне непрекращавшихся воевых действий старейшины племенной группы хабар гебир быстро приняли решение, что преемником ушедшего лидера в качестве « временного президента » будет его сын Хуссейн Айдид.

В октябре при посредничестве президента соседней Кении Даниэля Арапа Мои произошла первая встреча между Хуссейном Айдидом и Али Махди. Осман Ато тоже принял участие в переговорах, где была достигнута устная договоренность о прекращении огня. Тем не менее вскоре в Могадишо вспыхнули ожесточенные бои.

В декабре 1996 части эфиопской армии вторглись в юго-восточные районы Сомали и захватили пограничные города, контролируемые группой исламских фундаменталистов аль-Иттихад аль-Ислам. Более раннее вторжение эфиопов на территорию Сомали было спровоцировано попыткой покушения на министра транспорта Эфиопии Абдулмеджида Хуссейна, сомалийца по происхождению, которая была предпринята членами группы Иттихад, борющихся за независимость области Огаден, населенной преимущественно сомалийцами и входящей в состав Эфиопии.

В мае Республика Сомалиленд отметила пятую годовщину своего существования. Ее президент Эгал заявил, что отказывается от ранее принятого решения баллотироваться на очередной срок.

В январе 1997 в эфиопском местечке Содере состоялась встреча руководителей 26 сомалийских группировок, на которой было принято решение о формировании Совета национального спасения (СНС). Кроме того, участники встречи договорились о проведении национальной конференции по примирению в Босассо на северо-востоке Сомали, чтобы создать временное правительство. Президент Республики Сомалиленд Мухаммед Ибрахим Эгал, который на совете племенных кланов в феврале был переизбран на второй пятилетний срок, меньше всего хотел, чтобы его страна снова вошла в состав Сомали и потому ответил отказом на все приглашения участвовать в этой конференции. Такую же позицию занял и Хуссейн Айдид. Он не верил в добрые намерения Эфиопии, а СНС пользовался поддержкой Эфиопии, влиятельного члена Организации африканского единства. В своих посланиях, направленных премьер-министру Эфиопии Мэлесу Зенави и исполнительному комитету СНС, Джордж Муз, в то время помощник государственного секретаря США по делам Африки, выразил поддержку эфиопским инициативам.

Чтобы сорвать конференцию сомалийских лидеров в Босассо, Хуссейн Айдид прибег к дипломатическим маневрам. Его сомнения относительно пользы подобной конференции разделяли члены исламской фундаменталистской группы Иттихад, которая в результате вторжения в декабре 1996 эфиопских воинских частей утратила контроль над районом Гедо в юго-западной части Сомали. Кроме того, Хуссейн Айдид хотел, чтобы Египет выступил в качестве посредника на переговорах с СНС. В конце концов, в ноябре Египту удалось усадить обе стороны за стол переговоров в Каире. После более чем месячных дискуссий в конце декабря было достигнуто соглашение о формировании президентского совета в составе 13 членов, включая президента и премьер-министра. Было оговорено, что все члены совета будут обладать равными полномочиями, при этом на президента будут возложены чисто представительские функции. Было решено также созвать в феврале 1998 в Байдабо общенациональную конференцию по примирению.

Байдабо, как и другие населенные пункты южной части Сомали, был буквально уничтожен начавшимися в октябре проливными дождями и наводнениями, которые привели к неисчислимым бедствиям и гибели более 2 тыс. человек.

Лидеры группировок так и не смогли провести в Байдабо запланированную конференцию по национальному примирению. На протяжении 1998 сроки ее открытия переносились более четырех раз. В том же году произошла эскалация военных действий на юге страны. Вооруженные столкновения не стихали в самом Байдабо и его окрестностях. Не удалось добиться договоренности и по прекращению огня в районе порта Кисмайо на юге Сомали.

Старейшины племенных групп, которые встретились на северо-востоке страны в Босассо, воздержались от идеи создания отдельного государства. Вместо этого было принято решение сформировать автономную региональную администрацию, получившую название « Пунтленд ». Республика Сомалиленд обвинила новое региональное правительство в нарушении ее территориальной целостности и в попытках привлечь некоторых ее граждан к встрече в Босассо.

В августе Хуссейн Айдид пошел на союз с заклятым врагом своего отца Али Махди. Оба политических лидера договорились сформировать объединенную администрацию для управления Могадишо. Впервые почти за десять лет в столице Сомали стала функционировать единая администрация во главе с губернатором. Вместе с тем сближение Айдида и Махди вызвало негативную реакцию со стороны других старейшин племенных групп в столице, которые стали образовывать собственные союзы. В конце 1998 ничто не предвещало окончания гражданской войны в Сомали, - завершился только первый ее этап, а военные действия, хотя и с намного меньшей интенсивностью, продолжаются до сих пор.

Выводы

Исходя из всего изложенного выше, представляется наиболее вероятным утверждение отколовшегося Сомалиленда в качестве независимого государства. Укрепление центрального федерального правительства в Могадишо и формирование, со временем, реальной федерации на большей части территории Сомали представляется вполне вероятным, если центральное правительство будет совершенствовать свою эффективность и люди увидят реальные преимущества признания его власти. Вопрос юга, на данный момент, не может быть решен однозначно. При поддержке международного сообщества, есть вероятность того, что правительственные войска выбьют радикалов-исламистов из крупных городов, но вероятность того, что Могадишо сможет реально контролировать всю эту территорию остается сомнительной, по крайней мере, в ближайшем будущем. Все же, следует признать, после всех ужасов и кошмаров гражданской войны, Сомали делает первые робкие шаги на пути к возрождению...

Arabpress