Алжир: линии раскола

26 мая 2014 3392

Недавно в Алжире состоялись президентские выборы и действующий президент Абдельазиз Бутефлика в четвертый раз одержал победу, - за него отдали свои голоса, по официальным данным, 82% избирателей. Казалось бы, в алжирском обществе не должно быть существенных линий раскола. Однако, они существуют и периодически дают о себе знать - будь-то межэтнические столкновения, выступления оппозиции или атаки экстремистов, - и за ними скрываются глубинные проблемы алжирского государства, которое, как никогда, нуждается в обновлении во избежание институционального краха...

Алжир - это одно из крупнейших государств Арабского мира (площадь 2 381 740 квадратных километров, население - свыше 38 миллионов человек), обладающее значительным весом в регионе Магриба и немалыми запасами энергоресурсов. Страна, с момента обретения независимости, старается вести собственную игру на международной арене, отстаивать свои интересы в соседних государствах. СМИ неоднократно писали о роли Алжира в малийском кризисе, о его участии в делах Западной Сахары, о проблемах в отношениях с Марокко, о продвижении своих экономических интересов в Тунисе, об активном участии в ряде других проблем Ближнего Востока.

На фоне других стран Арабского мира, Алжир обладает рядом особенностей. Одна из них заключается в том, что Алжир - это единственная арабская страна, обретшая независимость в результате длительной и кровопролитной освободительной войны (1954 - 1962). Условия войны способствовали приходу к власти Фронта Национального Освобождения (ФНО), - власть до сих пор остается в руках этой авторитарной партии, которая на протяжении десятилетий пыталась построить социализм в Алжире, но отказалась от этих попыток после кровавой гражданской войны.

Происходившая в Алжире целых десять лет гражданская война имела большие последствия для всего исламского мира. Поскольку победившим на выборах исламистам не дали взять власть в свои руки, многие исламисты в разных странах апеллируют к этому примеру, заявляя о тщетности использования демократических методов для прихода к власти, - мол сама затея пустая, поскольку даже победа на выборах не гарантирует того, что власть будет передана в руки победителей, - в последнее время, в этих же целях начали активно эксплуатировать и пример Египта, хотя пример Туниса, где власть демократическим путем была передана в руки исламистов, говорит о том, что ситуация в каждой конкретной стране имеет свои особенности и нужно принимать во внимание комплексный ее анализ, а не отдельные факты.

В области экономики Алжиру, после гражданской войны, действительно удалось добиться немалых успехов, но они также сопряжены с рядом проблем. В первую очередь, экономические достижения были достигнуты благодаря экспорту нефти и газа, огромными запасами которых обладает страна, а не благодаря проведению структурных реформ. Львиная доля доходов от экспорта и поступлений в бюджет приходится именно на прибыль от продажи энергоресурсов.

Межэтнические трения

В этническом отношении 83% населения Алжира составляют арабы, около 16% - берберы (наибольшая их группа - кабилы). В местах своего компактного проживания берберы составляют большинство и, особенно в последнее время, все активнее требуют признания своих прав. Столетиями берберы подвергались арабизации, а сейчас происходит процесс их национального возрождения. При этом следует учитывать, что именно берберы являются коренным народом страны в подлинном смысле этого слова. Кроме того, значительная часть берберов исповедует ибадитский толк Ислама, чем отличается от своих арабских сограждан.

Хотя межэтнические проблемы и сепаратизм находятся на втором плане, все же, нельзя сказать, что Алжиру удается избегать этих проблем. Так, в 2001 году в Кабилии произошли массовые выступление берберов, которые были жестоко подавлены войсками, - было убито 60 человек и ранено более 2000. Это вызвало волну массовых протестов, которые, эпизодически, продолжаются до сих пор. Самым последним примером стали столкновения между арабами и кабилами в городе Мзаб.

Исламисты и секуляристы

Несомненно, самой травматической страницей в истории современного Алжира стала кровавая гражданская война 1991 - 2001 гг., получившая название "кровавого десятилетия". Ее последствия сказываются и в наши дни. В частности, победа Бутефлики на выборах, во многом, объясняется тем, что люди боятся перемен, которые могут сопровождаться насилием, поэтому, они голосуют "за стабильность", хотя эта стабильность означает застой и консервацию авторитарного режима.

С момента обретения независимости в 1962 году, Алжир заявлял о своей приверженности социализму, но Ислам при этом оставался государственной религией. Верхушка ФНО сконцентрировала власть в своих руках, что вызывало недовольство у многих граждан. Исламистская идеология получила большую популярность, особенно в сельской местности. Поскольку исламисты стали чуть ли не единственной альтернативой ФНО, на выборах в 1991 году многие отдали голоса за Фронт Исламского Спасения. Но алжирский истеблишмент, - в первую очередь, руководители армии и спецслужб, - решили не допустить перехода власти в руки исламистов, они сместили президента Шадли Бенджедида и аннулировали результаты выборов (особую роль при этом сыграл генерал Неззар, которого сейчас стали сравнивать с египетским маршалом ас-Сиси). Это вызвало массовое недовольство и привело к вооруженному противостоянию, которое унесло многие тысячи жизней.

Хотя исламисты в Алжире были неоднородны, а некоторые отличались умеренностью, - вроде Абдулкадира Хашани, - в целом, как метко заметил Тарик Рамадан, они хотели использовать демократические методы для прихода к власти и убийства этой самой демократии. В этом заключается особая трагичность ситуации. Как бы то ни было, власти удалось переломить ход событий в свою пользу. При этом, особенно на международной арене, она апеллировала к примеру прихода к власти Гитлера в результате свободных выборов, - появился лозунг недопущения к власти "зеленых фашистов". Это привело к дальнейшей поляризации общества. В конечном счете, власть применила совершенно нестандартный ход и инкорпорировала многих радикальных боевиков в подконтрольные ей структуры, также, в результате амнистии многие бывшие боевики оказались на свободе. Теперь они стали орудием в руках режима, направленным на достижение его целей в соседних странах, в частности, в Мали.

Все время после окончания гражданской войны в Алжире действую различные группировки исламистов-экстремистов, наиболее значительной из которых является АКМИ, периодически совершающая громкие теракты в стране и за ее пределами. Некоторые аналитики высказывают предположение, что режиму выгодно существование таких группировок, которые не ведут активной деятельности, а лишь время от времени наносят точечные удары - это усиливает в людях стремление к стабильности, а ее воплощением служит сам режим.

При этом следует отметить отсутствие сильной светской оппозиции в Алжире. В стране существуют различные оппозиционные партии и группы, не относящиеся к исламистам, но их вес не столь значителен. В преддверии президентских выборов, они проводили акции протеста, которые были разогнаны властями. В целом, ситуация со свободой слова в Алжире весьма плачевна: даже самая невинная критика режима может обернуться тюремным заключением. Власти пытаются подкупить граждан повышением социальных затрат. Все это приводит к тому, что проблемы накапливаются подспудно и не решаются по сути, а это означает, что, при отсутствии реформ и обновления, Алжир может рано или поздно столкнуться с новым витком насилия и гражданского противостояния.

Спасение Алжира в обновлении

Сторонники Бутефлики рассматривают его переизбрание в качестве гарантии стабильности. Они доверяют ему, поскольку он вывел Алжир из состояния гражданской войны в 1990-х годах, которая унесла жизни, как оценивается, 200 000 алжирцев.

Происходят и спорадические протесты против баллотирования Бутефлики на четвертый срок, но мощное и повсеместное присутствие силовиков упреждает нарастание любых массовых протестов.

Анвар Хаддам, бывший член алжирского парламента от запрещенного Фронта Исламского Спасения, который возглавляет оппозиционную группу в изгнании, Алжирское Движение за Свободу и Социальную Справедливость, говорит, что несмотря на то, что Бутефлика является несомненным фаворитом, есть пространство для политического маневра во время выборов 17 апреля.

"В отличие от того, что происходило на предыдущих выборах, когда армия и силы безопасности поддерживали одного и того же кандидата, на этот раз одна сила поддерживает Бутефлику, а другая - его главного соперника, бывшего премьер-министра Али Бенфлиса. Бенфлис начал свою кампанию также с обещания создания более демократического государства и новой конституции, согласно которой парламент получит реальную власть, а судебная система станет независимой", - говорит он.

Однако, Хаддам говорит, что Бенфлис принадлежит к той же престарелой элите Фронта Национального Освобождения (ФНО), которая десятилетиями манипулировала политической жизнью, он уже проигрывал предыдущие выборы Бутефлике в 2004 году.

Исламистская партия, Общественное Движение за Мир, и либеральная партия Собрание за Культуру и Демократию, которые бойкотируют выборы, пообещали провести конференцию перед выборами на тему политического перехода Алжира.

Хаддам говорит, что в Алжире уже давно должны были состояться политические дебаты относительно того, каким путем идет страна.

"Алжирцы, представители всех слоев общества, соглашаются с тем, что необходим реальный переход к демократии, а не просто очередные выборы", - говорит он.

Хаддам говорит, что несмотря на явную политическую стагнацию происходят серьезные дискуссии между оппозицией и элементами в армии и службах безопасности относительно того, как составить демократическую, всеобъемлющую конституцию, которая обозначила бы пределы роли военных и определила бы переход к демократии.

Он говорит, что ключом к реформам является армия. Но он утверждает, что прежде, чем в Алжире произойдут какие-либо политические реформы, лидеры должны будут определить новую роль армии.

С точки зрения оппозиции, мы верим, что реальная власть находится в руках армии, поэтому естественно полагать, что она может сыграть важную роль в поддержке постепенного перехода к демократии, который требует изменения природы военно-гражданских отношений", - говорит он.

Хаддам выражает уверенность в том, что ключ к реформам заключается в подчинении армии гражданской власти и надзору с ее стороны.

На фоне того, что аналитики говорят о переизбрании Бутефлики, вырисовывается несколько сценариев для Алжира после выборов.

Постоянно муссируется спекуляция относительно того, что престарелый Бутефлика оставит власть прежде, чем закончится его очередной пятилетний срок, и власть возьмет в свои руки вице-президент. Но этот сценарий потребует дополнения к конституции, предусматривающего учреждения должностей для одного или двух вице-президентов, а на это потребуется время, что вызовет еще большую политическую стагнацию.

Марина Оттавэй говорит, что есть всеобщее ощущение того, что реальные политические изменения в Алжире начнутся только после того, как Бутефлика уйдет с должности, или же умрет.

"Его уход будет концом эры наследия, основанной на лидерах алжирской войны за независимость и переходом власти к новому поколению, чье наследие - это устремленность в будущее", - говорит она.

Оттавэй говорит, что всеобщее сопротивление изменениям со стороны поколения Бутефлики блокирует усилия по оживлению экономики, которая в значительной степени остается под контролем государства - как предостерегает Оттавэй, в Алжире возможны вспышки протестов, наподобие Арабской весны, если реформы не начнутся в скором времени.

"В стране примерно 70% населения - это люди младше 30 лет, высокий уровень безработицы превышает 20% и без реальных реформ, которые открыли бы политическое пространство, Алжир может столкнуться с очень сильным народным восстанием, как это происходило в соседних странах", - говорит Оттавэй.

17 апреля Бутефлика был переизбран, режим, несмотря на внутренние трения, остался законсервированным, проблемы продолжают накапливаться подспудно, когда произойдет обновление и демократизация страны не знает никто. Несмотря на печальный опыт последних десятилетий, линии раскола в обществе Алжира еще можно загладить, но для этого необходимо проведение реформ и наличие политической воли. Поэтому, в данной ситуации, самые неожиданные явления в любой момент могут нарушить сложившийся статус-кво...

Arabpress