Саудовская Аравия движется к гражданской войне?

Рабочие ждут в длинной очереди за пределами саудовских иммиграционных офисов к западу от Эр-Рияд, в мае 2013 года (AFP)
Версия для печати03.08.2017 - 11

На фоне безответственной политики государства все больше саудовских граждан и иностранных рабочих сталкиваются с беспрецедентными экономическими трудностями. И люди не будут долго молчать.

Джидда — процветающий город, экономическая столица Саудовской Аравии. Точнее, была ею. Сейчас она больше похожа на город-призрак и не выглядит так гламурно-многообещающе, как когда-то.

Впрочем, это характерно не только для Джидды. По всей стране предприниматели борются за выполнение своих финансовых обязательств по текущим и эксплуатационным расходам: выплате зарплат, арендной платы, растущих госпошлин и сборов.

Рынок труда

Государство рассматривает иностранных рабочих на саудовском рынке труда как законный неиссякаемый источник доходов. Согласно докладу банка Banque Saudi Fransi, опубликованному в июле и цитируемому местными СМИ, в Саудовской Аравии проживает приблизительно 11,7 млн иностранцев, из них 7,4 млн работают, а остальные 4,3 млн — лица, их сопровождающие.

С 1 июля властями начала взиматься пошлина за продление срока действия вида на жительство этой категории, притом, что этот документ выдается сроком на один год. Теперь за вид на жительство для сопровождающих лиц работодатели должны платить 100 риалов ($26,66) за каждый месяц пребывания. По данным банка, к 2020 году пошлина вырастет до 400 риалов ($106,66) в месяц и принесет в государственную казну до $20 млрд.

Видимо, те, кто определяет государственную политику, не способны оценивать свои инициативы по каким-нибудь иным критериям, кроме номинальной стоимости. Да, новая пошлина может повысить прямые доходы, но она подорвет предпринимательство, разрушит малый и средний бизнес. Такие предприятия и так имеют очень ограниченный бюджет и ресурсы. Но вместо поддержки с трудом выживающего сектора, новые законы только выдавливают из него последнее.

Поэтому многие работодатели отреагировали тем, что переложили эти новые платежи на сотрудников и рабочих. Как следствие, теперь подавляющее большинство иностранных рабочих должны платить эти новые сборы из своих заработков. Но вместо этого в первые же недели после вступления закона в силу десятки тысяч уехали из страны, а сколько еще последуют за ними?

В результате рынок труда с каждым днем сжимается, а стоимость рабочих рук и услуг взлетает до небес. При этом ясно, что перегруженные предприятия будут вынуждены поднимать цены на свои товары и услуги.

И важно помнить, что все это происходит на фоне уже существующего экономического спада.

Покупательная способность населения

Растущее давление на предприятия малого и среднего бизнеса ведет к банкротству многих из них, в то время как покупательная способность саудовцев достигла самой низкой отметки за десятки лет и продолжает падать.

В докладе за 2016 год Национальной коммерческий банк со штаб-квартирой в Джидде указывал, что в феврале 2015 года «операции по снятию наличных упали на 13,3% [по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года], стоимость сделок продажи откатилась назад на 9% в год, что является самым серьезным падением за период с 2009 года».

«Мы считаем, что снижение наличного дохода из-за повышения расценок на энергию и воду, наряду с негативным „эффектом богатства“ от ежегодного падения „Тадавул“ [Саудовской фондовой биржи] приведут к дальнейшему снижению расходов на потребление…», — говорится в докладе.

В 2015 году общая сумма средств на депозитных счетах в саудовской банковской системе выросла всего на 1,9%, это «самая низкая цифра со времен войны в Персидском заливе».

«Первоначально саудовские банки полагались на депозиты для расширения своего баланса за счет увеличения лимита кредитования частного и государственного секторов. Соответственно, требования всей банковской системы, в том числе по [казначейским] векселям и государственным облигациям, в 2015 по сравнению с прошлым годом затормозились на 8.9%», — сказано в докладе.

Заметим, что этот документ был опубликован в 2016 году, когда еще не действовали новые тарифы на воду и электроэнергию и новые госпошлины. Но в этом и в начале следующего года их влияние уже будет ощутимым, и средний и малый бизнес — на который приходится до 90% всех предприятий Саудовской Аравии — видимо, будет страдать еще больше.

Саудовская экономика еще не достигла дна. И еще есть возможности для ее дальнейшего ухудшения. Например, ходят слухи, что после официальной приостановки набора сотрудников госсектора власти всерьез подумывают о сокращении десятков тысяч госслужащих.

Поэтому кроме психологического и финансового потрясения от неожиданного и серьезного падения экономики, теперь семьи начнут подступать к черте бедности в результате массовой безработицы.

Структура государственных расходов

Видимо, саудовское население больше не надеется на помощь государства. Даже наоборот, оно чувствует, что государство его предает. Неожиданно активный и очень последовательный курс королевства на истощение экономики подрывает легитимность саудовского государства. Оно сталкивается с серьезным кризисом доверия, для преодоления которого в предстоящие месяцы и годы потребуется значительная работа.

Например, непопулярный и широко критикуемый план «Видение-2030» (Vision 2030) — программа экономических реформ, предложенная наследным принцем Мухаммедом бин Салманом в прошлом году. Люди просыпаются и видят жестокую реальность: на самом деле их правительство, которому как будто полагается защищать их интересы, ведет себя странно и безответственно прямо в разгар экономического кризиса и войны на истощение в Йемене.

Во время последнего визита в королевство президента США Дональда Трампа правительство подписало соглашение на сумму $350 млрд сроком на 10 лет. В глазах саудовской общественности это выглядит как унижение. Но власть обещает новые сделки. Кроме того, она уже предоставила правительству египетского президента Абдель-Фаттаха ас-Сиси миллиарды долларов в виде топлива, наличных и других ассигнований.

Недовольство общества растет, и никто по-настоящему не знает, когда оно достигнет высшей точки. Народу надоело наблюдать, как государство расходует деньги вместо того, чтобы вкладывать их в национальные проекты в области здравоохранения, жилищного строительства, создания рабочих мест.

Внутренний хаос

В разгар всего этого хаоса саудовские лидеры продолжают вести себя как покорители собственного народа. Они всегда гордились тем, что контролируют королевство мечом (аль-сауф аль-амлах).

Это абсолютная монархия не оставляет шанса для отклонения от официальной точки зрения или позиции, в том числе и на выражение симпатии идеям, не одобряемым государством, или стране, которая ему не нравится, например, Катару.

В частности, если саудовского гражданина признают виновным в том, что в условиях нынешнего дипломатического конфликта он сочувствует Катару, ему может грозить тюремный срок до 15 лет и штраф в размере до полумиллиона долларов. Какой другой режим в здравом уме будет считать такое выражение политических взглядов или солидарности уголовным преступлением, тем более, столь сурово карать за него?

Очевидно, что этот закон вызвал волну негодования и насмешек в соцсетях. Но дело в том, что в этом вопросе власти утратили связь с реальностью и не чувствуют, насколько народ разочарован и оскорблен таким отношением.

Более того, государство способствует вытеснению местных культур во всех регионах страны, кроме Неджда, откуда происходит династия Саудитов. Одежда, принятая в Неджде, считается официальным дресс-кодом, тогда как региональный костюм не приветствуется, более того, запрещен для госслужащих.

Вместо этого им предписано носить на работе недждийский костюм, так же как остальным саудовцам, когда они фотографируются на удостоверение личности и паспорт.

Представьте: человек не может одеваться так, как испокон веков принято у него на родине, например, в Асире или Хиджазе, а должен носить одежду победившего семейства. Так обходятся с покоренным противником, а не собственным народом.

Сценарий гражданской войны

Сейчас для того, чтобы началась гражданская война, нужна только искра. Я не зарабатываю на том, чтобы содействовать ее развязыванию. Наоборот, я пишу это как призыв очнуться ото сна.

«Какая разница?», — спросите вы. Экономические трудности необязательно являются определяющим фактором для того, чтобы народ восстал против власти. В десятках, даже в большинстве стран по всему миру экономическая ситуация куда хуже. Возьмите хоть Африку, Латинскую Америку и многие другие места, где власть существует за счет силы и вопреки неблагоприятной экономической реальности.

Да, но в Саудовской Аравии все немного иначе. Представьте, что у вас есть дом, который вы смогли купить после многих лет тяжелого труда. Вы живете в нем с семьей и вдруг неожиданно выясняется, что вы вот-вот его потеряете. Как бы вы себя чувствовали (да и любой другой на вашем месте)?

Представьте себе разочарование: ваша семья скатывается в нищету, скоро ей будет негде жить, хотя десятки лет ей, казалось бы, ничего не грозило. Если говорить о конкретных людях, то это может свести с ума, кого-то — даже довести до самоубийства, другим придется начинать с нуля.

Если брать общество в целом, то это может означать только одно — революцию. Когда люди теряют всё, что имеют, их единственным ответом может быть возмутиться и выйти на улицы.

Помимо внезапной потери благосостояния, другая отличительная особенность Саудовской Аравии заключается в том, что беднейшие люди, да и большинство населения, сосредоточено в городах. То есть между ними нет организационных преград для эффективной политической активности, которые есть между бедными слоями населения в странах третьего мира.

Как малоимущие тунисцы и египтяне, совершившие революции в своих странах, малоимущие саудовцы имеют надежную систему коммуникаций и хорошие географические связи, поэтому им довольно легко организоваться и собраться.

Еще один важный фактор в саудовской политике это деньги, которые всегда были инструментом широкого влияния и способствовали стабильности через внутренние ассигнования на создание рабочих мест или инфраструктурные проекты. Поэтому иссякание средств будет еще одним побудителем дестабилизации королевства в скором будущем.

Налицо социально-экономические факторы. Экономическая активность снижается. Несправедливое отношение государства к населению в том, что касается ограничения права на самоидентификацию и других свобод, еще больше ускоряет движение в тупик. Совокупность всех этих факторов вместе взятых рано или поздно может привести только к революции.

Достаточно нескольких тысяч людей на улицах и агрессивной реакции сил безопасности, чтобы началось то, что называют первой фазой гражданской войны.

Вспомним Ливию и Сирию. Выступления с требованиями смены диктаторского режима во время «арабской весны» в обеих были встречены чрезмерным применением силы. Обычно это ведет к неповиновению в рядах силовиков, а со временем — к массовому дезертирству. Так и возникла «Свободная сирийская армия».

Когда такое случается, страна становится открытой для внешнего вмешательства. Вывод: со стороны саудовской власти будет разумным принять меры сейчас, чтобы сдержать народный гнев до того, как произойдет вспышка.

Какой политический курс необходим?

Для государства единственный путь — это политическая открытость. Это вопрос уже даже не этики, а политического выживания.

Для распределения политической ответственности нужен избираемый законодательный орган — открытый, прозрачный, эффективный. Население почувствует себя избирателями и вместе со своими избранниками будет нести определенную долю ответственности за формирование политики и ее результаты. Это до определенной степени снимет внутреннее напряжение, которое испытывает саудовская власть сейчас.

Более того, власть должна позволить свободу слова. Это не только право, но и потребность человека. Психологически человек во всех контекстах нуждается в возможности свободно говорить то, что думает, и, естественно, испытывает от этого облегчение. К нему приходит ощущение сопричастности и собственной значимости, когда он может сказать свое слово по актуальным общественным вопросам. Дополнительное преимуществом свободы слова — это создание у людей нового позитивного впечатления, что у власти, наконец, нашлись более важные дела, чем затыкать им рты.

Итак, Саудовская Аравия находится в определяющей фазе своей истории. Она может модернизироваться и выжить или сопротивляться и прийти в упадок. Экономическая модернизация невозможна при отсутствии общественного контроля и отчетности, потому что изолированность власти создает условия для коррупции и злоупотреблений в ущерб общественным интересам.

Теперь, когда финансовая система страны испытывает такое напряжение, приобщение населения к принятию решений больше не роскошь, а необходимость, если лидеры хотят сдержать народный гнев.

Общественно-экономические факторы подогревают враждебность по отношению к правительству. Лекарством может быть эффективное государственное управление. И опоздание при приеме этого лекарства сделает наихудший сценарий неизбежным.

 
  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.

Яндекс.Метрика