Катарский кризис: время испытаний для арабского мира

Катарский кризис: время испытаний для арабского мира
Версия для печати14.07.2017 - 17

5 июня 2017 года информационные агентства всего мира сообщили, что девять арабских и исламских государств — Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Бахрейн, Ливия, Йемен, Мальдивская Республика, Маврикий и Мавритания — разорвали дипломатические отношения с Катаром. Также были закрыты пограничные терминалы для воздушного, наземного и морского транспорта с тем, чтобы заблокировать все контакты с этой страной.

8 июня СА, Египет, ОАЭ и Бахрейн приняли новые меры, расширив список запрещенных террористических организаций (12) и лиц (59).

Главным объективным фактором столкновения группы арабских стран во главе с Саудовской Аравией и Катара стала относительно независимая политика последнего, его возросшие политические амбиции, неоднократно приводившие к обострению разногласий.

Известные аналитики и исследователи отмечают, что корни конфликта ведут в начало 90-х годов прошлого века.

В течении первого десятилетия существования Совета сотрудничества арабских держав Залива, куда в 1981 году вошли шесть аравийских монархий, в том числе и Катар, Саудовская Аравия была абсолютно доминирующей страной в этом интеграционном объединении и целиком его контролировала.

Однако в начале 90-х годов ХХ века ситуация резко изменилась под воздействием двух фактором. По мнению австралийского специалиста Т. Шмидингера и французского эксперта А. Казеруни, Саудовская Аравия не смогла защитить Кувейт от иракского вторжения и «поменяла лицо». Это вынудило другие страны, входящие в Совет, искать новые гарантии обеспечения безопасности как экономической, так и геополитической. Особенно преуспел в этом плане Катар, укрепляя двусторонние связи с США, Турцией и Ираном, что не могло не вызывать серьезного раздражения в Саудовской Аравии.

Также в 90-е годы прошлого века Катар приступил к успешному развитию новой технологии сжижения газа и становился его главным поставщиком на мировом рынке. Это создавало благоприятные условия для его относительной независимости от Саудовской Аравии, ее трубопроводов и транзита. Энергетическая независимость повлекла за собой и политическую. Используя громадные финансовые средства и телеканал «Аль-Джазира», государство стало спонсором «Арабской весны» и такой ее ведущей политической силы, как «Братья-мусульмане». При помощи её катарское руководство намеревалось реализовать свои геополитические задачи в регионе и превратиться в одного из главных актёров как в арабском мире, так и на Ближнем Востоке.

На этой почве Катар и вошел в открытое противостояние с арабскими монархиями, которые видели в лице организации смертельную угрозу своего существования. После отстранения от власти в Египте в результате военного переворота в июле 2013 года президента М. Мурси, выдвиженца «Братьев-мусульман», позиции Катара значительно ослабели. Однако страна вместе с Турцией продолжала поддерживать организацию и палестинскую группировку ХАМАС, контролирующую сектор Газы. Одновременно Катар сохранял нормальные отношение с Ираном, в то время как Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн занимали антииранскую позицию и видели в Иране своего главного врага в регионе.

Нынешнему обострению отношений предшествовали события марта 2014 года, когда Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн отозвали своих послов из Катара. Тогда главными причинами были разногласия вокруг ситуации в Египте и открытая помощь со стороны Катара таким радикальным группировкам, как ХАМАС и «Талибан». Катар обвинили в том, что он нарушил свои обязательства, зафиксированные в Эр-Риядской декларации от 23 ноября 2013 года о приведении своего внешнеполитического курса в соответствие с общей стратегией Совета сотрудничества арабских держав Залива. За девять месяцев дипломатический кризис был урегулирован при посредничестве эмира Кувейта, а Катар заставили запретить пребывание на его территории руководства «Братьев-мусульман».

Но почему ситуация вокруг Катара так резко обострилась именно в июне 2017 года? Что побудило Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и некоторые другие арабские государства прибегнуть к таким беспрецедентным шагам? Ответ нужно искать в тех серьезных геополитических изменениях, произошедших в Ближневосточном регионе в течение последних месяцев.

С помощью нового американского президента Д. Трампа и его администрации СА и ОАЭ удалось значительно укрепить антииранскую коалицию суннитских государств, в которую сейчас входит около 40 стран. На это большое влияние имел визит лидера США в Саудовскую Аравию, его переговоры с королем Салманом, выступление на совместном арабо-исламском саммите, в котором он призвал исламские страны покончить с терроризмом на своих территориях и обвинить Иран в том, что он является главным спонсором и организатором терроризма на Ближнем Востоке. Такая позиция американского президента фактически развязала саудитам и эмиратцам руки в их совместном желании покончить со слишком самостоятельной политикой Катара, прежде всего в его отношениях с Ираном. Масла в огонь подлило заявление эмира страны шейха Тамима бин Хамада аль-Тани о признании законности борьбы не только ХАМАС, но и «Хезболлы», которая сейчас позиционируется как преданный сателлит Тегерана и, соответственно, враг всего суннитского мира. Сразу же после заявления о разрыве отношений Д. Трамп заявил: «Государство Катар, к сожалению, в историческом ракурсе было спонсором терроризма».

Такое развитие событий создало достаточно серьезные вызовы для дальнейших интеграционных процессов в формате Совета сотрудничества арабских государств Залива. Также нужно учесть, что на территории Катара находится крупнейшая в регионе американская военная база — Центр военно-воздушных операций США и Центрального командования США на Ближнем Востоке в Аль-Удейд. Серьезность ситуации вызвала интенсивные и многогранные переговоры всех заинтересованных сторон в том, чтобы найти формулу компромисса. Среди главных фигур переговорного процесса — госсекретарь США Г. Тиллерсон, король Саудовской Аравии Салман, министр иностранных дел Королевства Адель аль-Джубейр, генеральный секретарь ООН А. Гуттереш, президент Турции Р. Ердорган и многие другие ведущие политики.

22 июня Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн выдвинули Катару требования, состоящие из 13 пунктов. Его призвали разорвать дипломатические отношения с Ираном и выслать из страны всех членов элитного спецподразделения иранской армии.

Катар также должен был отказаться от выдачи гражданства подданным этих четырех стран, а также депортировать всех бывших граждан Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и Бахрейна. Натурализацию своих граждан арабские страны считают вмешательством во внутренние дела.

Страна также обязана выдать все лица, разыскиваемые в этих странах по подозрению в терроризме, и предоставить детальную информацию о финансировании Катаром оппозиционных политиков за границей.

Катар призвали разорвать все связи с «Братьями-мусульманами», «Хезболлой», «Аль-Каидой» и «Исламским государством», закрыть на своей территории базу Турции и прекратить деятельность телеканала «Аль-Джазира» и финансирование других изданий. Также арабские страны потребовали от Дохи компенсацию, однако точная ее сумма осталась неизвестной.

Для выполнения всех пунктов страны дали Катару десять дней, но 2 июля продлили срок еще на 48 часов.

В связи с этим министр иностранных дел Катара шейх Мохаммед бин Абдуррахман Аль-Тани заявил, что выдвинутые требования «являются нереальными и невыполнимыми».

«Речь идет не о терроризме, речь идет о посягательстве на свободу слова», — заявил он. При этом министр подчеркнул, что эмират по-прежнему открыт для диалога.

5 июля министры иностранных дел Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и Бахрейна во время совместной встрече в Каире постановили — блокада Катара будет продолжена.  А уже через два дня четверка арабских стран выступила с новым совместным заявлениям, в котором обвинила Катар в срыве посреднических усилий по урегулированию дипломатических отношений. По их мнению, «Доха стремится к разрушению, подрыву стабильности и безопасности в регионе Залива и на Ближнем Востоке». Кроме того, было заявлено, что первоначальный список из 13 требований теперь недействителен и будут предприняты новые политические, экономические и юридические шаги против Катара.

Буквально через несколько часов США и Великобритания провели телефонные переговоры с каждым из участников конфликта. Министр иностранных дел Великобритании Б. Джонсон уже 7 июля прибыл в Джидду с тем, чтобы обсудить пути разрешения кризиса и сохранения единства стран Залива. Тем временем госсекретарь США Р. Тиллерсон 10 июля отправился в Кувейт по приглашению эмира шейха Сабана аль-Ахмед аль-Сабана для обсуждения с ним нынешней ситуации.

Таким образом, ситуация вокруг Катара остается, несмотря на все посреднические усилия, чрезвычайно напряженной, и катарский кризис развивается пока в сторону своего обострения.

Для Украины же важно, чтобы кризис был успешно преодолен и страны, входящие в Совет сотрудничества арабских государств Залива, сохранили единство и продолжили и далее курс укрепления своих интеграционных связей. Это позволит нашей стране опираться на серьезный экономический и инвестиционный потенциал этого объединения в решении наших основных стратегических задач — сохранения территориальной целостности, возвращения аннексированных и временно оккупированных территорий и кардинально обновления страны.

Вячеслав Швед

  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.

Яндекс.Метрика