Жестокое лицемерие внезапной заботы Трампа о сирийских детях

Версия для печати12.04.2017 - 17

«Ни одно дитя Божье не должно переносить такого ужаса». Это была критическая точка в заявлении Дональда Трампа, объясняющего решение бомбить сирийскую авиабазу в ответ на химическое нападение 4 апреля в Хан-Шейхуне. Я не могла не согласиться с этими словами. С этой точки зрения, по крайней мере, Трамп прав: ни один ребенок не должен переживать такой ужас.

Я начала работать с беженцами в Остине, штат Техас, в 2007 году, и за десятилетие дружбы, поддержки и опроса мигрантов из десятков стран по всему миру слышала бесчисленные истории о зверствах. Ничто не сравнится с ужасом, происходящим в Сирии.

Я плакала, когда увидела последнее, ставшее вирусным фото войны в Сирии, на котором Абдель Хамид Аляусеф (Abdel Hameed Alyousef) держал своих малышей-близнецов. Близнецы так похожи на сирийских детей, которые приходили ко мне домой на обед несколько недель назад и играли в комнате моих дочерей. Неудивительно, что их родители, которые недавно переселились в Остин, любят их отчаянно — все дети драгоценны, но не все сталкиваются с ужасающими опасностями, как маленькие сирийцы.

Как сообщается, подобные кадры являются одной из причин, по которым Трамп неожиданно изменил свою политику в отношении Сирии. Если это правдиво, я поддерживаю поворот президента США к сирийским детям. Но я глубоко скептична. В конце концов, это тот человек, который сказал о них: «Я могу посмотреть в их лица и сказать: «Вы не можете въехать». Это человек, который на суде боролся за то, чтобы вывести сирийских беженцев из Соединенных Штатов.

Станет ли изменение в риторике и политике американского президента настоящей переменой в отношении сирийских мирных жителей, которые столкнулись с одним из величайших гуманитарных кризисов в истории мира, покажет четкий аспект: отменит ли он свой запрет на въезд для беженцев. До тех пор его слова заботы о детях Сирии останутся только словами.

«Война в Сирии — это война против детей»

В других сирийских городах, таких как Дамаск, Алеппо и Хомс, также были нападения с использованием газообразного хлора. В докладе Сирийского Американского медицинского общества говорится, что в 2011 году было зарегистрировано 161 химическая атака и 133 непроверенных атак против гражданских лиц в Сирии. С того момента, как вышел этот отчет, более 1500 сирийских гражданских лиц были убиты и более 15 тыс. получили ранения в результате нападений с применением химического оружия.

Химическое оружие — лишь одно из многих способов, которыми президент Сирии Башар аль-Асад убивает детей в своей стране. От моих бывших друзей-беженцев я слышала о том, как правительство нападает на гражданское население, не обращая внимания на детей: в одном городе правительственные войска располагали ракетные установки на футбольном поле, чтобы было удобнее добираться до гражданских районов.

Одна семья рассказывает о том, как после бомбежки их дома они переезжали от одних родственников к другим, каждое жилище которых затем подвергалось бомбардировке. И это всего лишь горстка зверств — более 5 млн сирийцев ищут убежища за пределами своей страны и более 6 млн стали внутренне перемещенными лицами.

Я работала с женщиной, которая использовала псевдоним Надя Аль Муалем (Nadia Al Moualem) для написания пьесы от первого лица для Vox. В нашем интервью она произнесла небрежное замечание, которое преследует меня: война в Сирии — это война против детей.

Революция началась в марте 2011 года, когда люди в Дараа протестовали против зверской пытки группы школьников военной полицией. Спустя несколько месяцев фотографии измученного тела мальчика по имени Хамза Аль-Хатиб (Hamza Al-Khatib) помогли объединить антиправительственные протесты в настоящую революцию. Но виновны не только войска Асада: ИГИЛ также подвергают пыткам детей Сирии; их часто убивают в результате неизбирательной бомбардировки правительственными силами.

Рассказы о перемещенных сирийских детях так же мрачны, о чем свидетельствуют фотографии тела Айлана Курди (Aylan Kurdi), трехлетнего мальчика, который утонул недалеко от Турции. Или Омран Дакниш (Omran Daqneesh), пятилетний мальчик, чей испуганный и растерянный вид ошеломил мир после того, как сирийские войска бомбили его дом в Алеппо.

Если Трамп так заботится о сирийских детях, он прекратит бороться за свой запрет на въезд беженцев? Я хочу сказать американскому президенту и другим политикам: вы не знаете, кто такие беженцы? Разве вы не понимаете, что они жертвы, а не исполнители терроризма и войны? Разве вы не понимаете, что любой родитель будет принимать такие же решения для защиты своих детей?

На следующий день после выступления Трампа в защиту сирийских детей его адвокаты представили судебные документы, которые продолжили борьбу за восстановление запрета на въезд сирийских беженцев. Лицемерие президента США — это еще один пример того, как мир обманул детей Сирии.

Лишь отмена запрета будет означать истинное изменение политики администрации Трампа и покажет, что дети Сирии больше, чем пешка в запутанной и капризной внешней политике нового главы США.

Джессика Гудо (Jessica Goudeau)

  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.