Соединенные Штаты Америки и Саудовская Аравия: Становление нового этапа стратегического партнерства

Версия для печати07.04.2017 - 11

Политика администрации нового американского президента Д. Трампа относительно Саудовской Аравии будет, по мнению многих аналитиков, ключевым элементом общего внешнеполитического курса США в течение следующих четырех лет. Это связано с такими приоритетными целями Трампа, как противодействие дестабилизирующей роли Ирана на Ближнем Востоке, разгром ИГИЛ и некоторые другие.

«Большая сделка» между двумя странами, которая предусматривает гарантии безопасности со стороны США в обмен на ответственное поведение Саудовской Аравии, была опробована после террористических атак в сентябре 2001 года. Сегодня лозунг американского президента Д. Трампа «Америка прежде всего»должен стать испытанием для многолетнего сотрудничества двух стран, начавшегося со времен встречи в 1945 году президента США Т. Рузвельта и отца нынешнего саудовского короля Салмана, короля Абдулазиза, известного как Ибн Сауд.

За восемь лет президентства Б. Обамы отношения между Саудовской Аравией и Соединенными Штатами значительно ухудшились. Причиной этого была, прежде всего, поддержка бывшего президента Америки арабских революций 2010–2012 годов, известных как «арабская весна», которые, по мнению правящей монархии Дома Саудов, прямо угрожали самому существованию монархии не только в Саудовской Аравии, но и всем другим аравийским монархиям. Кроме того, в самом Королевстве были шокированы тем, как легко Б. Обама отрекся и предал такого союзника, как бывший президент Египта Х. Мубарак. Также СА открыто выступала против политики Обамы нормализировать отношения США и Ирана, направленной на заключение с ним всеобъемлющего соглашения относительно его ядерной программы и введение ее в политическое пространство Ближневосточного региона в качестве одного из ключевых столпов региональной безопасности.

Резкое недовольство вызвали в руководстве Саудовской Аравии и рассуждения Обамы, высказанные им в интервью с журналистом Г. Фридманом в журнале New York Times, о том, что некоторые арабские лидеры (имея в виду руководство Саудовской Аравии) вместо решения своих внутренних проблем пытаются раздуть «иранскую агрессию» с тем, чтобы переключить недовольство народных масс на внешнего врага. Обама подчеркивал, что наибольшие риски исходят не от Ирана, а от недовольства граждан политикой своей власти, от безработицы и разрушительной нигилистской идеологии, и что сосредоточиться нужно на улучшении политики в самой стране, чтобы у суннитской молодежи появились и другие ориентиры, кроме ИГИЛ.

Все это привело к открытому демаршу нового короля Саудовской Аравии Салмана, когда тот отказался прибыть на американо-арабский саммит в Кэмп-Дэвидлетом 2015 года, целью которого было заручиться поддержкой арабских союзников Вашингтона для заключение ядерной сделки с Ираном.
Дом Саудов внимательно изучал предвыборную программу Д. Трампа и особенно его инаугурационную речь, в которой саудиты отметили два момента: «Мы предоставляем новые силы старым альянсам» и «Мы объединим цивилизованный мир против радикального исламского терроризма». В этом контексте следует подчеркнуть, что Саудовская Аравия, которая позиционирует себя как лидер исламского мира, не рассматривает терроризм ИГИЛ или «Аль-Каиды» как исламский. Согласно терминологии, используемой Эр-Риядом относительно этих террористических структур, их терроризм не исламский, а скорее «девиантный», «извращенный».

29 января 2017 года президент Д. Трамп провел телефонный разговор с королем Салманом, во время которого обсуждались такие темы, как стратегическое партнерство, борьба против радикального исламского терроризма, вызовы для регионального мира и безопасности (включая Сирию и Йемен), ядерная сделка с Ираном и его дестабилизирующая региональная деятельность.

Важное значение для разработки общей платформы действий новой американской администрации и руководства Саудовской Аравии имела 53-я Мюнхенская конференция по безопасности, прошедшая 19 февраля 2017 года. На конференции был фактически создан объединенный американо-региональный фронт против деструктивной политики Ирана на Ближнем Востоке. Как заявлял министр иностранных дел Саудовской Аравии А. ибн Ахмед аль-Джубейр, Иран является крупнейшей страной в мире, которая спонсирует терроризм и играет деструктивную региональную роль. В данном вопросе саудовского министра полностью поддержали члены американской делегации, что стало отправной точкой для дальнейшей обработки новых контуров стратегического партнерства между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией на нынешнем этапе.

Буквально накануне Мюнхенской конференции по вопросам безопасности администрация Д. Трампа начала переговоры с правительствами ряда арабских стран для создания военного союза, направленного против Ирана. По данным The Wall Street Journal, в коалицию могут войти Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Иордания, а позже и ряд других стран. В соглашении будет содержаться положение: нападение на одного из участников будет рассматриваться как агрессия против всех остальных членов альянса, по аналогии с НАТО. При этом, как утверждает WSJ, США и Израиль не входит в союз, однако Вашингтон готов предоставить ему оружие и разведывательную информацию.
Саудовская Аравия и ОАЭ, по информации издания, готовы на сотрудничество с Израилем при условии отмены администрацией Трампа закона, который был принят при его предшественнике Б. Обаме, позволяющего родственникам жертв терактов подавать иски против государств, которые поддерживают экстремистов. В первую очередь данный документ касается Саудовской Аравии, так что позволяет требовать компенсацию за погибших в терактах 11 сентября 2001 года. Белый дом, как утверждает The Wall Street Journal, заявил о готовности содействовать отмене закона.

В своем интервью немецкой газете Süddeutsche Zeitung 21 февраля 2017 года министр иностранных дел Саудовской Аравии Л. аль-Джубейр фактически подтвердил правдивость информации, обнародованной The Wall Street Journal. Министр заявил, что Саудовская Аравия готова поддержать США в борьбе с террористической организацией «Исламское государство» в Сирии, направляя туда спецназ. «Королевство и другие страны Арабского залива заявили, что готовы выделить спецподразделения, чтобы сражаться на стороне США», — заявил А. аль-Джубейр. По его словам, проходят консультации с американцами, чтобы «выяснить, каким будет план, и что нужно для его реализации. Саудовский министр также дал понять, что территории, которые будут освобождены от ИГИЛ в Сирии, должны перейти под контроль сирийских повстанцев. «Главная идея в том, чтобы освободить области от ИГИЛ и не допустить, чтобы их контролировала „Хезболла“, Иран или сирийский режим», — сказал он. Глава МИД выразил также позицию Саудовской Аравии, согласно которой президент Сирии Б. Асад должен уйти от власти.

Нужно отметить, что на руководство Саудовской Аравии положительно повлияли неоднократные сигналы со стороны Д. Трампа о том, что он не будет ставить задачу внедрения демократии как свою главную цель. Иными словами, новая администрация Д. Трампа дала четко понять, что будет руководствоваться американскими интересами, а не ценностями в реализации своего внешнеполитического курса. По отношению к Саудовской Аравии со стороны нового американского президента была выбрана оптимальная, по нашему мнению, линия, которая заключалась в максимальном использовании антииранской настроенности руководства Королевства и его попытке дать решительный отпор дальнейшему укреплению нынешнего иранского режима в Ближневосточном регионе. Именно на совместном неприятии современной иранской политики в регионе как со стороны Саудовской Аравии и ее ближайших союзников среди аравийских монархий, а также Израиля, происходит заметное сближение указанных арабских стран, в частности Саудовской Аравии и Израиля. По мнению ведущих американских специалистов по проблемам Саудовской Аравии и арабских стран Залива Л. Богард и С. Хендерсона, «администрации Трампа нужно всячески поощрять развитие этих связей и понять, что отсутствие полноценного израильско-палестинского мирного соглашения хотя и остается препятствием, но не перекрывает развитие отношений».

В период от начала своей предвыборной кампании и до начала работы на посту президента США Д. Трамп очень заметно изменил свое отношение как к арабским монархиям Залива в целом, так и к Саудовской Аравии в частности. В период своей предвыборной кампании он рассматривал Королевство через призму ее отношения со многими союзниками Вашингтона, которые требуют от него только затрат, и не очень разбирался в истории отношений США с Саудовской Аравией в сфере безопасности. Но уже на должности президента он начал понимать важность союзников и партнеров в вопросах безопасности. Большое влияние на эволюцию отношения Д. Трампа к странам Залива и Саудовской Аравии имело трио его советников, а именно министр обороны Дж. Маттис, советник по вопросам национальной безопасности Х. Макмастер и государственный секретарь Р. Тиллерсон, которые хорошо разбирались в вопросах стран Залива. Под их влиянием Д. Трамп начал желать максимального задействования потенциала Саудовской Аравии и других стран Залива в поддержку интересов США в Ближневосточном регионе, а именно в трех решающих сферах: противодействие иранскому влиянию, подключение к борьбе против «Исламского государства»и участие в переговорах по достижению мирного соглашения между Израилем и Палестиной.

Особую роль в создании нового формата американо-саудовского стратегического партнерства играл пятидневный официальный визит заместителя наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада ибн Салмана в США 13–17 марта 2017 года, который своими результатами создал новую основу для этих отношений. Встреча Трампа и заместителя наследного принца, которая состоялась 14 марта, была охарактеризована как перезагрузка американо-саудовских отношений. Эксперты отмечают, что указанный визит значительно отличался как по содержанию, так и по стилю от предыдущих американо-саудовских встреч, он также заложил прочную основу для структурного регионального и двустороннего сотрудничества между администрацией президента Д. Трампа и руководством Саудовской Аравии. Визит Мухаммада ибн Салмана стал первой официальной встречей арабского и мусульманского лидера с Д. Трампом после его официального вступления в должность президента США. Как отмечал А. Малави, старший научный сотрудник Института внешней политики при Университете Джона Хопкинса, этот визит имел «ошеломляющий успех, прием и уважение, которые были предоставлены заместителю наследного принца, подтверждали его важность».
В выводах относительно встречи отмечалось, что она «подтвердила их поддержку сильного, широкоформатного и глубокого стратегического партнерства, основанного на общих интересах и ответственности за стабильность и безопасность Ближневосточного региона». Особое значение придавалось важности «противостояния дестабилизирующей региональной активности Ирана с уточнением и усилением общего всеобъемлющего плана действий. Президент выразил свое сильное желание достичь всеобъемлющее и окончательное решение израильско-палестинского конфликта и продолжить консультации обеих сторон для достижения решения относительно региональных проблем.

Важной стороной стратегического партнерства между двумя странами является их сотрудничество в сферах экономики, коммерции, инвестиций и энергетики. Президент Трамп выразил свою поддержку развития новой разрабатываемой американо-саудовскими группами уникальной инициативы в энергетике, промышленности, технологии с потенциалом в более $200 млрд. Отмечалось, что расширение экономического сотрудничества между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией позволит создать в США в течение четырех последующих лет 4 млн рабочих мест и еще несколько миллионов косвенных рабочих мест. Также много внимания было уделено вопросам согласования двух стратегических программ развития — программы Д. Трампа «Америка прежде всего»и саудовского «Видения-2030» с целью их эффективного взаимодействия. Следует также обратить внимание на то, как под влиянием дальнейшего развития отношений между США и Саудовской Аравией значительно поменялось отношение американского президента к таким темам, как «Ислам» и решение палестино-израильского конфликта. Если во время своей предвыборной программы Д. Трамп призвал к тому, чтобы не допускать мусульман на территорию США, то уже на момент переговоров с Мухаммадом ибн Салманом разница во взглядах Д. Трампа на Ислам была просто поразительна. Так во время переговоров с заместителем наследного принца он заявил, что глубоко почитает Ислам, который дал миру великие принципы гуманизма

Также серьезно изменилась позиция Д. Трампа и относительно путей решения палестино-израильского конфликта. Американский президент отменил свое решение переместить посольство США в Израиле в Иерусалим, а также призвал Израиль прекратить расширение своих поселений на территориях, являющихся на сегодня спорными, и заявил, что израильтяне и палестинцы должны сами определить, желают ли они двухгосударственного или однодержавного решения их конфликта.

Нынешнее состояние развития стратегического сотрудничества между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией позволяет сделать вывод, что этот союз является важнейшим компонентом для обеих стран в реализации тех вопросов, где их интересы совпадают — это борьба с ИГИЛ, противодействие иранскому экспансионизму, поиски нового формата решения израильско-палестинского конфликта, развитие и углубление экономического, научно-технологическогои инвестиционного сотрудничества. Скорее всего, указанная американо-саудовская ось станет основой коренного переформатирования всей региональной безопасности Ближнего Востока и глубоких внутренних преобразований, что сейчас происходят в Саудовской Аравии и других арабских государствах Залива.

Вячеслав Швед

Категории: 
  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.