Стальные женщины сектора Газа

Версия для печати13.03.2017 - 12

Газа имеет самый высокий уровень безработицы в мире — 42%. Количество работающих женщин составляет всего 15% к 71% мужчин, поэтому многие представительницы прекрасного пола пытаются ликвидировать этот разрыв. Всё больше женщин нарушают общественные нормы и занимают рабочие места, традиционно зарезервированные для мужчин. Это их единственная возможность прокормить семью.

Женщина-водитель автобуса в Газе

Сначала дети называли ее «Дядя Салва». «Малыши думали, что только мужчины ездят на машинах, — сказала Салва Срур (Salwa Srour). — Я нарушила традиции и стала первой женщиной в секторе Газа, которая управляет автобусом».

Каждое утро в 6.30 Салва отправляется на своем микроавтобусе Volkswagen 1989 года колесить по городу, чтобы забрать детей и отвезти их в класс детского сада, который она открыла в 2005 году вместе с сестрой Сайдой.

Сначала они наняли водителей-мужчин, но после жалоб родителей на то, что они испытывают нетерпение в отношении детей или поздно приезжают, Срур решила взять эту работу на себя. Сейчас урок начинается с момента, когда дети входят в школьный автобус и начинают изучать новые слова на английском языке.

Салва была влюблена в вождение со школьных лет. Она со смехом вспоминает, как в 16 лет выскальзывала из дома и водила машину своей бабушки вокруг Газы. После окончания средней школы она настояла на получении водительских прав: «Это действительно странно, когда люди видят женщину-водителя, но, услышав мою историю, меня начали поощрять», — сказала Срур.

Рыбачка из Газы

«Каждый день ты боишься, что не вернешься, — сказала Мэдлин Куллаб (Madleen Kullab), смотря на море из порта Газы. Это сложно. — Когда мы приближаемся к пятой миле, в нас начинают стрелять. Это рискованно, но я делаю то, что должна».

Прошло почти десять лет с тех пор, как 22-летняя Куллаб взяла на себя роль своего отца-рыбака и кормильца семьи. Ему поставили диагноз миелит, воспаление спинного мозга, что сделало его инвалидом.

Мэдлин и ее два младших брата отправляются рано утром или на закате, чтобы развернуть свои сети. Обычно она ловит сардины. Улов в основном зависит от удачи, так как Израиль установил для рыбаков из Газы лимит в шесть миль — это меньше трети площади для рыбалки, выделенной в соответствии с соглашениями в Осло. В запретной зоне рыбы просто не хватает, и Куллаб иногда ходит несколько дней, не поймав ничего. Для лучшего улова им нужно проплыть не менее 10 миль.

Ухудшающееся экономическое положение в секторе Газа сильно повлияло на рыбную отрасль, причем число работающих рыбаков сократилось с 10 тыс. в 2000-м до 4 тыс. в прошлом году. Рыбаки обычно целый год живут на кредит, ежедневный улов Куллаб приносит ей всего 10 шекелей ($ 2,60). Работа становится слишком опасной, говорит она, и посещает колледж в надежде стать секретарем: «В меня стреляют каждый раз, когда я выхожу в море… Что-угодно лучше, чем рыбалка, даже если это тоже будет приносить 10 шекелей, — сказала Куллаб, вспоминая, как она стала свидетелем смерти 17-летнего Мухаммеда Мансура Бейкера (Mohammad Mansour Baker). — Было более 10 лодок, мы были в трех милях, когда израильские корабли начали стрелять без какой-либо причины. Мухаммед был убит выстрелом в живот, пуля вышла через спину, он умер на месте».

Женщина-кузнец из Газы

Под импровизированной палаткой на песчаной улице в 3 км от порта Газы 37-летняя Айша Ибрагим (Ayesha Ibrahim) и ее 15-летняя дочь поочередно куют горячее железом тяжелыми молотками. Другая дочь качает мех, который выбрасывает клубы кислорода в небольшой костер. Так Ибрагим, единственная женщина-кузнец Газы, обеспечивает свою семью.

В течение последних 20 лет она и ее муж собирали куски металла с улиц и из разрушенных домов и переплавляли их в топоры, ножи, кухонные решетки, металлические якоря и другие предметы, которые они продают на рынке. Для изготовления одного элемента нужно около трех дней, а формирование железа с помощью тяжелого молота требует времени и терпения. Одна вещь обычно продается за шесть шекелей ($ 1,60), в день они зарабатывают от 10 до 20 шекелей.

Руки Айше опухли, а спина болит; Это трудная работа, а она еще и на восьмом месяце беременности! Её муж принимает получил травму — на его руку упало 150 кг железа: «Это была ужасная ночь. Мы не могли позволить себе вызвать скорую помощь, к счастью, человек с улицы предложил помощь и взял его в свою машину. В больнице ему сказали остаться на ночь, они боялись, что в рану может попасть инфекция, но у нас не было денег, чтобы заплатить за ночлег, поэтому он вернулся».

Каждый день — это борьба за еду. Хотя более половины населения Газы полагается на продовольственную помощь Организации Объединенных Наций, семья Айши не имеет права на это, поскольку не может доказать, что они беженцы. Сегодня ее семья живет за счет займов, а их домовладелец позволяет им оставаться в его квартире бесплатно. Собственное жилье остается несбыточной мечтой.

«Наши условия очень жесткие, но у меня нет выбора, кроме как продолжать работать на моих детей, — сказала Айша Ибрагим. — Я не хочу, чтобы они работали так же, как я, когда была молода, я хочу лучшего будущего для них».

  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.

Яндекс.Метрика