Жительница Дубая опровергает табу на усыновление

Версия для печати15.04.2016 - 11

Айша Альбусмаит (Aysaha Albusmait) предпочитает, чтобы ее называли Умм Рим – «мать Рим» - хотя 5-летняя дочь не слишком на нее похожа: по сравнению с матерью у нее смуглая кожа и другой разрез глаз, впрочем, она такая же симпатичная.

За те три года, что они вместе, девочка усвоила много материнских манер: обе одинаково быстрые, с энергичной речью и излучают счастье. Кажется, что обе в восторге от того, что, наконец, обрели то, чего ожидали.

Рим родилась в Объединенных Арабских Эмиратах, незамужняя 50-летняя Альбусмаит удочерила ее в 3-х летнем возрасте. Этим поступком женщина нарушила табу на усыновление, существующее в странах Персидского залива, и говорит об этом миру.

 

Разрушение препятствий

В 2010 году, когда она работала в Управлении дорог и транспорта, Альбусмаит стала обладательницей премии Арабских Эмиратов за инновации, присуждаемой изобретателям-женщинам. Теперь она директор по маркетингу и коммуникациям в Совете по делам спорта Эмирата Дубай.

«Я чувствовала, что многого достигла», вспоминает Альбусмаит, «но чего-то не хватало. Однажды я поняла, что хочу быть матерью и в тот же день приняла решение об усыновлении». Вспоминая этот момент, она улыбается: «Я точно так же как сейчас сидела наверху с подругой и рассказала ей о своей идее. Я знала: это то, чего я хочу».

В 2013 году она записалась в программу для желающих стать приемными родителями, разработанную в том же году Управлением общественного развития Дубая (CDA), в задачи которого входит забота о брошенных детях.

Возраст – тогда ей было 47 – ее не беспокоил.

«Дело не в возрасте», говорит Альбусмаит, «хотела бы я видеть матерей, которые в 30 лет делают с дочерьми то же, что я. Дело в страсти. Если ты страстно желаешь воспитать ребенка, то можешь это сделать в любом возрасте».

И она не возражала против того, чтобы стать приемной матерью-одиночкой. Она никогда не собиралась выходить замуж, хотя большинство женщин в ОАЭ не рассматривают вариант остаться одной из-за социального давления или страха стать матерью-одиночкой. Однако в ОАЭ одинокая женщина по закону имеет полное право на усыновление ребенка, что Альбусмаит находит очень правильным.

«Кто-то разводится, у кого-то не было возможности выйти замуж, но теперь у них есть другой шанс – шанс дать жизнь и получить жизнь другого человека», говорит она.

Определившись с усыновлением, она начала беспокоиться, как преподнести эту идею своей матери, рассказывает женщина. К ее удивлению мать восприняла новость с улыбкой и сказала, что знает людей, которые усыновляли детей. «В ее молодости это было распространено больше, чем сейчас, сказала она».

Сейчас Альбусмаит нередко звонят другие одинокие женщины за поддержкой и консультацией по поводу ее опыта, на что она говорит: «измените свою жизнь». Она глубоко сочувствует женщинам, которые не могут родить, и уверена, что усыновление – это выход.

«Иногда люди не знают, они думают, что ислам против этого, но это не так, на самом деле,  религия это очень одобряет», отмечает она.

 

Религиозный фактор

И в ОАЭ, и во многих других мусульманских странах люди часто задумываются об усыновлении. Но их посещают сомнения религиозного или культурного плана. В то время как ислам всячески подчеркивает важность заботы о сиротах, он запрещает скрывать от ребенка его происхождение, не говорить ему о том, кто были его предки, что как правило происходит при традиционном усыновлении, когда ребенку даже дается фамилия усыновившей его семьи. В исламе сохранение родословной человека имеет первостепенное значение. Таким образом, усыновление в мусульманском мире значит не изменение имени, а неустанная забота о чужом ребенке как о собственном при одновременном сохранении его родословной.

Не случайно власти Дубая предусмотрительно употребляют слово «воспитание», а не «усыновление», чтобы поощрить население участвовать в программе по обеспечению детям-сиротам «достойной жизни и потенциальной возможности иметь собственную заботливую и любящую семью», как сказано на веб-сайте Управления общественного развития.

Обычно потенциальные усыновители имеют два рода опасений, которые даже могут удержать их от последнего шага: они боятся, что окружающие будут иначе смотреть на ребенка, а также, что начнутся сплетни о причинах, толкнувших человека или пару на усыновление.

В приемные семьи попадают дети с разной судьбой. Официально государство признает брошенным ребенка, обнаруженного на территории страны, родители которого неизвестны. Этот ребенок «не имеет биологической семьи и лишен тепла и заботы, которые дает семья», сказано на сайте УОР.

Когда мать известна, УОР не может предоставить ребенку гражданство Эмиратов, так как по определению ребенок уже не считается брошенным. В этом случае УОР обращается в посольство страны, гражданство которой имеет мать, с просьбой выдать ребенку паспорт. В большинстве случаев после выдачи паспорта ребенка депортируют на родину матери.

Преобладает мнение, что в большинстве случаев речь идет об усыновлении детей, рожденных вне законного брака, детей гастарбайтеров, работающих в ОАЭ за низкую зарплату, или детей, родившихся в результате изнасилования. В этих случаях биологическая мать может предпочесть отказаться от ребенка из-за культурного давления или потому что не может вернуться на родину с ребенком или часто не знает, как ей поступить.

«Эти женщины боятся, что ребенок станет обузой, что их депортируют из страны… или клейма незаконнорожденного ребенка», говорит директор департамента развития семьи Худа аль-Суваиди (Huda Al Suwaidi).

В самом крайнем случае отчаявшаяся мать может даже убить младенца. УОР обращается к матерям, имеющим подобного рода проблемы, ни в коем случае не прибегать к этой крайней мере и предлагает полную конфиденциальность в случае обращения.

«Никто их не судит, мы работники социальной сферы, а не полиция или суд. Их даже никто не депортирует», объясняет аль-Суваиди. Полиция вмешивается только в случаях жестокого обращения с детьми.

 

Процесс усыновления

Чтобы усыновить ребенка, мало просто сходить в центр и выбрать ребенка из множества других, поясняет Альбусмаит.

Брошенные дети, попавшие в программу УОР, живут в приютах, которые называют «альтернативными семейными виллами», и содержат с помощью приемных родителей. Здесь ребенку выдают удостоверение личности, производят ряд обязательных предварительных процедур, после чего он готов к передаче в альтернативную семью.

«Они делают выбор, после чего ты встречаешься с этим мальчиком или девочкой… Если ребенок тебе нравится, между вами есть гармония, можно согласиться, если нет – они подыскивают другого. Они очень хорошо их знают и стараются выбрать подходящих родителей. Также необходимо согласие сироты», рассказывает Альбусмаит.

По ее словам, с первой девочкой, которой ее познакомили – 5-летней филиппинкой Фатьмой, она не почувствовала связи. Хватило двух недель вместе, чтобы понять, что они не пара. После этого ей предложили взять маленького ребенка, но не успела Альбусмаит его увидеть, как УОР переменило планы и предложило ей Рим. Альбусмаит собиралась взять ребенка младше 1 года, а Рим было уже 3. Она боялась первой встречи, но полученное из Центра описание ее заинтересовало.

«Мне сказали, что она копия меня и очень умненькая», говорит она.

Альбусмаит полюбила девочку еще до их первой встречи.

«Я не могла дождаться и услышала ее голос. Она сказала, что принесет мне рюкзак, и я влюбилась в этот голос. Когда она пришла и села рядом со мной, мне показалось, что это моя дочь. Они уже закрывались, а я не хотела уходить и оставлять ее», говорит Альбусмаит.

«Между нами возникла какая-то особая связь».

После первой встречи будущей матери с ребенком им дают полугодовой испытательный срок, во время которого они живут вместе. По окончании испытательного срока опекунство оформляется официально.

УОР имеет строгие критерии отбора людей, претендующих на усыновление. Это должна быть семья граждан Эмиратов, мусульман, проживающих в ОАЭ. Если это пара, то они должны быть не моложе 25 лет, если одинокая женщина – ей должно быть не меньше 30. Предусмотрен и строгий процесс оценки финансового, социального и психологического статуса кандидатов, чтобы убедиться, что они могут воспитать ребенка. По окончании процесса ребенку предоставляют гражданство Эмиратов, соответствующее образование и доступ к услугам здравоохранения.

«Мы требуем у них подтвердить социальный, психологический и даже финансовый статус, чтобы убедиться в том, что они способны вырастить ребенка и воспитать как молодого жителя Эмиратов», говорит аль-Сувайди.

Первые три месяца с Рим были для Альбусмаит непростыми, потому что у Рим были некоторые привычки, которые Альбусмаит хотела изменить, и научить девочку чему-то другому. «Это был период счастья и слез, счастья и печали, все перемешалось».

Психолог, предоставленный УОР, помог Рим в этот переходный период. «Спустя три месяца мы преодолели все наши трудности, и она начала называть меня «мама», говорит Альбусмаит с широкой улыбкой.

Так как в странах Залива усыновление это, по большей части, табу, то здесь нет соответствующего сообщества, где можно было бы поделиться своими опасениями. Сама столкнувшись с отчаянным состоянием, Альбусмаит запустила несколько аккаунтов в социальных сетях, например, группу в Instagram для приемных родителей региона под названием@osar_hadinah, чтобы иметь форум для связи с единомышленниками и людьми со схожим опытом.

«Сейчас об этом говорю только я одна. Затем появятся другие, но я уже привыкла, что одна открываю двери», говорит она.

«Знаю, что в этом деле мы отстаем от других стран, но на моем сайте я новатор, потому что об этом говорят очень немногие люди, не только в зоне Залива, но и во всем арабском мире».

 

Популярность

Всего за три года программа УОР по усыновлению помогла найти приемные семьи 13 малышам, теперь уже есть список ожидания на усыновление.

УОР наблюдает за судьбой усыновленных детей с помощью периодических визитов и звонков, чтобы убедиться, что они счастливы и благополучны, а также следит за тем, как они приспосабливаются к новой семье и среде. При этом учитываются разные аспекты: социальные, психологические, образовательные, состояние здоровья и другие возможные проблемы ребенка и семьи.

Бывают случаи, когда за ребенком возвращается биологическая мыть – по законам ОАЭ у нее есть на это право, и тогда ребенок должен расстаться с новой семьей.

Альбусмаит хорошо знает все подробности биографии биологической семьи Римы, но предпочитает о них не говорить.

«Не хочу этим делиться. Хвала Аллаху, с ней хорошо обходились, она умеет общаться с людьми, и когда я увидела ее впервые, то почувствовала в ней достоинство, она знала, как говорить и как себя вести».

Альбусмаит не волнует генетика, потому что для нее ребенок «подобен почве. Посадишь в нее семя чего-то хорошего, и вырастет хорошее, посадишь плохое – вырастет плохое».

 

Светлое будущее

Рим играет с собакой Алексой. Они бегают по просторной гостиной виллы. Почти на всех стенах ее фотографии. Альбусмаит объясняет, когда и в какой момент был сделан каждый снимок, и указывает, что и сама быстро растет вместе с дочерью.

Одна горничная подает кофе, другая идет наверх, чтобы переодеть девочку. Сегодня после школы у Рим урок фортепиано. Мать хочет дать девочке гармоничное воспитание, поэтому они занимается балетом, верховой ездой, арабским языком, никогда не скучает и не бывает одинока.

В саду около дома живет черепаха и есть фонтан с рыбками. Рим позирует для фото со своим попугаем и ходит по ступенькам вверх-вниз. Она уже не стесняется и ведет себя вполне открыто, веселится и играет на солнце, а Альбусмаит пытается остановить ее, чтобы я успела сделать несколько снимков.

«Рим знает, что ее удочерили?», спрашиваю я.

«За два года я говорила с ней об этом трижды. Не уверена, что она помнит свой дом, потому что ей было всего три года, но я периодически ей напоминаю», говорит Альбусмаит.

Она считает, что это очень важная и ответственная задача всех приемных родителей, чтобы их дети знали все, поэтому они должны постепенно отвечать на их вопросы. «Я говорю ей, что по документам я не ее мать, но в сердце я всегда буду ей матерью».

«Не хотите ли еще детей?», интересуюсь я.

«Вы знаете, ее мне достаточно, а вот ей – нет. У нее богатое воображение, она придумывает, что у нее есть сестра, дала ей имя. Я думаю, это не честно: выполнять то, чего хочу я, и не выполнять того, чего хочет она. Я думаю, она не просто хочет – ей нужна сестра».

 

Полная семья

Через несколько месяцев после моего визита к Альбусмаит и Рим я узнала, что они благополучно удочерили 2-х месячную малышку по имени Хесса. Альбусмаит говорит, что хотя процесс был тот же, во второй раз он был сложнее, потому что у нее уже есть одна дочь. Те, кто принимают решение, обычно отдают предпочтение бездетным родителям.

«Они дали мне второго ребенка, потому что считают, что я заслуживаю,… и они уверены, что я воспитаю ее и позабочусь о ней, как о Риме», говорит Альбусмаит.

Она говорит, что в процессе удочерения ее все время сопровождала Рим. «Рим так счастлива иметь сестру, она помогает мне ее растить и не может дождаться, когда сестра сможет с ней играть».

Теперь маленькая семья Альбусмаит в полном составе. «У меня маленькая семья с двумя ангелами, и я чувствую, что могу вырастить их любящими сестрами, которые будут в жизни поддерживать друг друга».

Аманда Фигерас (Amanda Figueras)

Категории: 
  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013, arabpress.net.ua. Использование материалов arabpress.net.ua разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.

Яндекс.Метрика