Иракская дилемма

Иракская дилемма
Иракские военные скандируют лозунги против ИГИЛ в Басре, втором по величине городе Ирака [AP].
Версия для печати23.06.2014 - 16

Игнорирование социально-политических и религиозно-этнических проблем на Ближнем Востоке и в Северной Африке сделало такие кризисы неотвратимыми.

Кто об этом думал? На самом деле, многие. Мир - в особенности наш Западный мир - был настолько углублен в дискуссии о хорошем и плохом (по принципу черное/белое) в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, где мы часто видим/видели с наших точек зрения хорошее, плохое и уродливое в соответствии с самыми последними наработками теории, что мы традиционно не видели наиболее яркий факт изо всех. Политика часто находит свое наивысшее выражение в серых зонах, а не в определенностях или абстрактностях. И эти серые зоны также являются тем местом, где часто множатся человеческие беды.

Фактор ИГИЛ - поскольку мы обошли "Аль-Каиду" с ее позорными эксцессами - не является чем-то, что было создано в Тель-Афаре, Мосуле или даже в Фаллудже и Рамади. Фактор ИГИЛ вызревал с 2011 года, когда войска США были отведены почти со всей территории Ирака.

Но давайте обратимся к анналам истории. У меня нет сомнений в том, что расчленение Османской империи и последовавшее за ней колониальное правление в Ираке сыграли свою роль в том, что граждане Междуречья Тигра и Евфрата продолжали оставаться зависимыми от прихотей своих правителей и, через них, их иностранных кукловодов.

Также, сущей правдой является то, что "Операция Свобода" 2003 года и последовавшая за ней непродуманная дебаасизация (деинституционализация) Ирака привела к значительному усугублению ситуации. К этому добавились вывод американских войск в 2011 году и неуклюжую политику правительства Нури аль-Малики, стимулировавшие набор боевиков в ряды ИГИЛ.

"Парии в своей собственной стране"

Однако, по моему разумению, основанному, в значительной степени, на моем собственном знании страны, а также на мнении региональных аналитиков, есть две ключевые причины по которым ИГИЛ стало новым проявлением проблемы, инфильтрирующей многие общества в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, в которых существует безжалостная вертикаль власти.

Первая причина - это постоянное сектантство проявляемое премьер-министром Нури аль-Малики. Правда, шиитское большинство в Ираке переживало настоящие тяготы во время правления Саддама Хусейна, но это не дает им права поступать так же в отношении суннитов, которые сейчас чувствуют себя париями в своей собственной стране.

Будучи большой общиной, которая страдала от дискриминации и сегрегации, шииты не должны поступать в таком же духе. Но именно так и поступает нынешний премьер-министр, и в этом его поддерживает Иран, пытающийся консолидировать свое собственное геополитическое доминирование над целой страной.

В равной степени плохая реалия в Ираке - как и в более широком смысле в рамках всего региона Ближнего Востока и Северной Африки - это позорный провал попыток оздоровления экономики и повышения социальных стандартов, несмотря на то, что страна обладает одними из самых больших в мире запасов нефти. Многие иракцы до сих пор живут в условиях бедности и крайней нужды, а в сочетании с вездесущей коррупцией, негодованием и линиями раскола в обществе это до крайности повышает уровень протестных настроений. Враг моего врага с легкостью становится моим другом.

Если поместить все эти поражающие Ирак факторы в контекст социально-политических и религиозно-этнических проблем региона, и если принять во внимание, что соседние страны, вроде Сирии, Ливии, Египта и даже Йемена, также страдают от весьма похожих проблем, то становится очевидным, что пренебрежение реальностью настолько же помогает, как и прятанье страусом головы в песке. Но когда речь идет о страусах, то это, по крайней мере, инстинктивное действие, тогда как в нашем случае  оно является более умышленным.

Так кто же больше всего страдает от последствий крушения многих государственных институций, нехваткой всеобъемлющего видения и террора, развязанного радикальными фанатиками?

Большинство обычных мужчин, женщин и детей, конечно же, которые заканчивают тем, что превращаются в беженцев сотнями тысяч и которые становятся добычей для разных стервятников, стремящихся к быстрой наживе на бедах общества, или еще хуже.

Если Ирак желает соскочить со спирали взаимного насилия, которая начинает снова кровоточить после кратковременного спада, наблюдавшегося несколько лет назад, то политики должны обеспечить национальное согласие в стране.

Но этого не может произойти, если все различные общины не будут поставлены в равные условия, если к ним не будет справедливого и всеобъемлющего подхода. Только тогда было бы возможно говорить об Ираке шиитов и суннитов, пребывающих в партнерских отношениях с курдами, равно как и с другими многочисленными "меньшинствами".

Метастазы насилия

В противном случае, то, что мы видели в Мосуле и в других местах будет не более, чем продолжением волн насилия, которые могут чрезвычайно усилиться и залить, волей-неволей, все регионы страны. В точности как раковые метастазы, так распространяется и насилие, и ни юг, ни север Ирака не будут застрахованы от роста радикализма, репрессий, сектантства и сопровождающегося человеческими жертвами насилия.

Тогда мы точно увидим разъединенную карту Ирака в трех цветах - при этом средняя часть страны будет страдать от эндемической нестабильности и усиления террора, атак самоубийц и еще большего беспорядка.

Но такой сценарий для Ирака также станет участью Сирии и других стран Ближнего Востока и Северной Африки, стоящих на грани неопределенности и надвигающегося коллапса. Ни одному правителю (и к сожалению, ими всегда оказываются мужчины, движимые собственным эго), который отваживается называть себя патриотом, не должно быть позволено вызывать такой хаос и уходить от юридической ответственности.

Хочу напомнить, что мы, в Европе, также несем определенную долю ответственности и виновности за эксцессы, которые совершались нами в прошлых столетиях - речь идет о нашей богатой истории колониализма, насилия, вопиющей несправедливости и религиозной нетолерантности. Поэтому, это не означает, что у меня есть право проповедовать другим. Скорее, я хотел бы акцентировать внимание на том, что сочетание двух неправд не дает на выходе одну правду. Иракцы, и весь регион Ближнего Востока и Северной Африки, заслуживают лучшего - свободы от порабощения политическими мошенниками и религиозными экстремистами.

И позвольте мне быть лично заинтересованным и достаточно беспристрастным. Мы в Европе так тяжело поработали над созданием наших дружественных институций в рамках ЕС, над тщательным развитием несовершенной культуры мира на континенте после Второй Мировой войны. Поэтому, нам действительно совсем не нужно, чтобы радикализм и насилие такого рода подбирались к нашим границам. Помимо всего, разве у нас мало собственных головных болей?

Гарри Хагопян

Категории: 

Комментарии

Публикуемые комментарии являются мнением их автора и не обязательно отражают редакционную политику ArabPress

Новый генштаб террористов
Второй по величине город Ирака захватила группировка, которая борется за создание собственного государства и джихад во всем мире.
Матеріал друкованого видання
№ 25 (345)
від 19 червня

В Мосуле иракскую армию ожидал такой разгром, что солдаты просто на улицах переодевались, бросали свою форму и убегали. Тела тех, кому не удалось убежать, - некоторые ужасно обезображенные - валялись между сожженными военными грузовиками. Очевидно, около полторы тысячи джихадистов из группировки "Исламское Государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ), которые количественно уступали иракской армии (на каждого террориста приходилось более 15 солдат), захватили шесть вертолетов Black Hawk, а также разграбили мосульские банки. К тому же они выпустили тысячи заключенных. Когда черные флаги джихадистов взвились над правительственными зданиями, город покинуло почти полмиллиона беженцев.
Два с половиной года тому назад с территории страны вывели последних американских военных, и президент США Барак Обама назвал Ирак "суверенным, стабильным и самодостаточным". Ныне джихадисты разрывают страну на части. Мосул - второй по величине город Ирака. 10 июня иракский премьер-министр Нури аль-Малики ввел в стране чрезвычайное положение и попросил внешней помощи. На следующий день ИГИЛ вместе с иракскими суннитами-повстанцами захватила Тикрит (родину Саддама Хусейна), до которого всего два с половиной часа езды на север от Багдада, столицы Ирака.
В ближайшие несколько недель джихадисты могут стать жертвами своих чрезмерных территориальных аппетитов. Униженная иракская армия может набраться смелости и дать отпор, или даже вернуть Мосул. Однако, это может и не возыметь серьезного результата в виду символических побед джихадистов и беспрерывного потока молодых людей-новобранцев в их ряды. ИГИЛ стремится перекроить карту Ближнего Востока и образовать суннитское государство, начиная с восточной Сирии и центрального Ирака. Воинственная группировка распространяет свою отраву и террор на весь Арабский мир. В случае победы, однажды террористы-смертники с ИГИЛ нацелятся и на Европу с Америкой. Если Багдад и Вашингтон не пересмотрят своих настроений, "Исламское Государство Ирака и Леванта" и подобные ей организации и далее будут вести свою разрушительную деятельность. Хотя, даже если найдется новый подход, остановить джихад будет тяжело.
Источники ИГИЛ в региональных вооруженных конфликтах и исламском фундаментализме. Воюя против Башара Асада в Сирии, группировка привлекала иностранных боевиков, в частности, и ветеранов. На фоне анархии в Сирии и Ираке силовики с ИГИЛ напихали карманы деньгами, похищая людей и требуя выкуп. Кроме того, они приобрели достаточно боевого опыта, чтобы противостоять иракским солдатам. Своим фанатизмом и кровавостью ИГИЛ смогла настроить против себя другие повстанческие группировки Сирии. Даже "Аль-Каида" осудила действия этой группировки - частично по причине того, что не одобряет идеи создания мусульманского государства именно сейчас, а частично из-за зверств ИГИЛ, в частности, и в отношении самих мусульман.
Слишком жестокая по сравнению с обыкновенными сирийскими повстанцами и слишком радикальная по сравнению с "Аль-Каидой", ИГИЛ образовалась под влиянием нескольких разных факторов. В начале войны в Сирии Турция позволяла иностранным боевикам свободно пересекать свою границу. Европейские государства выплачивали ИГИЛ миллионы долларов в обмен на освобождение своих похищенных граждан. Асад цинично способствовал доминированию организации над остальными сирийскими повстанцами: выпускал экстремистов из тюрем и избирательно атаковал повстанческие группировки, обходя стороной именно эту. Он, опасаясь последствий, не хотел, чтобы мир помогал его оппонентам. Такой план сработал.
Но в таком развитии событий повинен и иракский премьер-министр аль-Малики, и американский президент Обама. Малики правил как протодиктатор от имени шиитского большинства. Армия ослабла из-за того, что он проводил чистки среди вольнодумных офицеров и назначал на их место своих людей. После того, как в 2011 году последние американские отряды покинули Ирак, он приказал арестовать суннитского вице-президента, но тому удалось убежать. Он не смог сохранить связи с суннитскими кланами, которые когда-то, в период американской оккупации, выгнали "Аль-Каиду" и предшественника ИГИЛ. Малики также приказал открыть огонь по мирным суннитским протестующим.
Тем временем, жизнь в Ираке очень тяжела. Из-за активности ИГИЛ каждый месяц гибнет столько же людей, как в 2008; верховенство права слабее, чем при Саддаме Хусейне; процветает коррупция, а нехватка рабочих мест и качественного образования не позволяет смотреть в будущее хоть с каким-то оптимизмом.
Бездеятельность Барка Обамы только усугубила положение. Несомненно, решение его предшественника развязать войну - The Economist в свое время ошибочно поддержал его - оказалось катастрофой. Однако, выведя войска из Ирака, Обаме не удалось договориться о том, чтобы оставить там какой-то контингент, или об обеспечении авиационной поддержки со стороны США. В прошлом месяце он отказал аль-Малики, когда тот просил американскую авиацию атаковать джихадистов. Тем временем, в Сирии оправдались многочисленные опасения: прогнозированным последствием обещания Обамы не втягивать американцев в войну стало такое серьезное усиление террористической угрозы, что перед США замаячили намного большие неприятности.
ИГИЛ может катализировать распад Ирака и Сирии. Благодаря захваченному в Мосуле оружию и достаточному количеству награбленных средств для поддержки своих боевиков, она с легкостью удержит позиции. Курды способны создать собственное государство в Ираке, и тогда остатки преимущественно шиитского правительства с аль-Малики во главе могут ощутить на себе народный гнев. Усиление ИГИЛ в разных частях Сирии и Ирака заложит основание для распространения глобального террора. Сейчас цели организации сосредоточены на местном уровне, однако ее члены утверждают, что в сферу их интересов входит также более обширный регион и Запад. Сотни боевиков из ИГИЛ, вероятно, будут иметь европейские паспорта. Они уже построили тренировочные лагеря в Восточной Сирии, что вызывает тревожные ассоциации с организацией Усамы бен Ладена в Афганистане.
ИГИЛ можно остановить. Боевиков в действительности не много - приблизительно 11-тысячное войско, которое пополняется новобранцами, которых группировка подбирает попутно, и заключенными, которых освобождает. После победы в прошлом месяце на выборах аль-Малики никак не может сформировать коалицию. Захват Мосула дает ему шанс оставить шиитский триумфализм и сформировать правительство для всех иракцев, в частности, и для умеренных суннитов и курдов. Это поможет одолеть ИГИЛ, особенно если курды привлекут к борьбе с джихадистами свои военизированные формирования пешмерга. Кроме того, не исключено, это может побудить местные суннитские группировки, поддерживающие "Исламское Государство Ирака и Леванта" , остановиться. Обама может вооружить и тренировать иракских солдат, а также ослабить эту организацию в Сирии, активнее принявшись за вооружение и обучение умеренных повстанцев. Только они достаточно осведомленные о местных реалиях и стремятся избавиться ИГИЛ и прочих фанатиков. Однако, Обама до такой степени не хочет выделять ресурсы на противостояние, что один из его лучших специалистов по Арабскому миру, разочаровавшись, подал в отставку.
Борьба с ИГИЛ, конечно, может потерпеть крах. Даже если аль-Малики победит, из пепла войны в Сирии или Ираке способны восстать другие экстремистские группировки. Однако, если не бороться, на Ближнем Востоке - и, вероятно, во всем мире - прольется еще больше крови.
Источник: The Economist

  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.