Лихорадка Эбола - самая страшная болезнь Арабского мира

Лихорадка Эбола - самая страшная болезнь Арабского мира
Смерть больных наступает в результате значительной потери крови, интоксикации, шока часто уже на протяжении первой недели.
Версия для печати17.06.2014 - 12

Самой страшной болезнью Арабского мира, а возможно и всей планеты, является лихорадка Эбола. Хотя основной ареал распространения этой болезни лежит за пределами арабских стран, она поражает людей в Судане и в Южном Судане. В последнее время отмечается расширение географии этой ужасной болезни...

Вирус Эбола - это общее название для вирусов одного рода Ebolavirus, который принадлежит к семейству филовирусов. Вирус Эбола стал причиной нескольких мощных эпидемий с момента своего октрытия в 1976 году. Впервые вирус был выделен около реки Эбола, что в Демократической Республике Конго (бывший Заир), отсюда и происходит его название.

Морфология и строение

Вирионы вируса Эбола имеют вид длинных нитевидных частиц, которые иногда ветвятся, а иногда имеют U-подобный вид, напоминают цифру 6 или кольцо. Диаметр вирионов всегда составляет 80 нм, тогда как длина существенно разнится (достигая 14 000 нм).

Вирионы имеют липидсодержащую внешнюю оболочку с поверхностными выступами, которая окружает довольно жесткий спиральный нуклеокапсид. Геном состоит всего из одной молекулы отрицательной одноцепочечной РНК. Вирусы имеют пять главных полипептидов. Репликация происходит в цитоплазме, а собирание включает этап отпочковывания преформированного нуклеокапсида от клеточной мембраны.

Хотя вирус Эбола схож с вирусом Марбург по количеству и размещению основных протеинов, но наличествующие антигенные отличия между ними (в частности, в размерах структурных белков) обуславливают отсутствие перекрестных серологических реакций. Кроме того, в составе вируса Эбола есть гликопротеин, который может обнаруживаться в растворимой форме. В 2000 году был выделен протеин, который входит в состав вируса Эбола и оказывает прямое разрушающее действие на клетки кровеносных сосудов человека, следствием чего и является резкое повышение проницаемости сосудов и массивные кровотечения.

РНК, которая находится в нуклеокапсиде, связана с белками NP, VP35, VP30 и L. Между суперкапсидом и нуклеокапсидом есть, так называемое, матриксное пространство, где обнаруживаются вирусные белки VP40 и VP24. Длина РНК составляет от 18 959 до 18 961 нуклеотидов. 3′-конец не является полиаденилированным, а 5′ - конец не имеет кэпа. Было обнаружено, что геном вируса кодирует семь структурных протеинов и один не структурный. Порядок расположения генов следующий:

 3′ – лидер – NP – VP35 – VP40 – GP/sGP – VP30 – VP24 – L – трейлер – 5′.

При этом, участки лидера и трейлера не транскрибируются, вместо этого они содержат в себе важные сигналы для контроля транскрипции, репликации и упаковывания вирусного генома в новые вирионы. Геномный материал, сам по себе, не является инфекционным, поскольку отрицательная вирусная РНК нуждается в РНК-зависимой РНК-полимеразе для того, чтобы синтезировать положительную цепь РНК и начать цикл воспроизведения.

Для того, чтобы вирус Эбола попал в клетку и начал цикл воспроизведения, необходимы рецепторы NPC1, протеины, которые транспортируют холестерол. В связи с этим, было высказано предположение, что мутации гена NPC1 у некоторых людей могут делать их невосприимчивыми к геморрагической лихорадке Эбола, то есть, к одному из ниболее летальных заболеваний на планете.

Патогенез, подтипы

Патогенез лихорадки Эбола изучен недостаточно, существует целый ряд вопросов, ответы на которые можно получить только в результате дальнейших исследований.

В общих чертах патогенез лихорадки Эбола напоминает патогенез лихорадки Марбург. Вирусы, которые попали на поврежденную кожу, слизистую оболочку полости рта, коньюнктиву, в дыхательные пути, быстро попадают в кровь, не вызывая в месте проникновения местной реакции. Гематогенным путем они достигают печени, селезенки, яичников, яичек, надпочечников, костного мозга, где происходит активное размножение и накопление. Со временем, наступает массивная вирусемия, которая сопровождается выраженным интоксикационным синдромом и геморрагическим диатезом, в развитии которого ведущая роль принадлежит растворимому протеину, который входит в состав вируса и разрушает эндотелий сосудов. Кроме того, размножение в костном мозгу сопровождается тромбоцитопенией. Все это приводит к резко выраженному геморрагическому диатезу, который протекает очень быстро и быстро прогрессирует. Ткани организма буквально пропитываются кровью, - во время вскрытия печени и селезенки умерших больных, кровь сочится из них, - тогда как кровяное русло постепенно пустеет.

Кроме того, полиорганные поражения, которые возникли, усиливаются цитокинами, которые образуются. Установлено также, что клетки, инфицированные вирусом Эбола, теряют способность к активной выработке интерферона, а это сказывается на системе противовирусной защиты. На этом фоне резко возрастает гипоксия органов и тканей, нарушаются метаболические процессы, что еще больше усиливает явления интоксикации.

Некротические изменения посмертно обнаруживаются практически во всех тканях и органах. Но наиболее ярко они выражены в лимфатических узлах, печени и селезенке, где возникают рассеянные дегенеративные некротические очаги. Множественные геморрагии обнаруживают в веществе мозга, нередко возникает его отек.

Смерть больных наступает в результате значительной потери крови, интоксикации, шока часто уже на протяжении первой недели, когда имунные механизмы еще не успевают подключиться к защите в полном объеме.

После перенесенного заболевания у реконвалесцентов обнаруживаются специфические антитела. Сейчас, относительно особенностей формирования специфического иммунитета у больных лихорадкой Эбола, его длительности и возможности повторных поражений, данные являются неполными.

Инкубационный период длится от 3 до 21 дня. Начало острое, внезапное - с резкого повышения температуры тела до 38-40 градусов и болевого синдрома, который быстро усиливается.

Разгар болезни приходится на 4-7 сутки, когда все ее клинические проявления обнаруживаются в наиболее отчетливом виде. Геморрагический синдром усиливается, он проявляется уже не только в виде носовых, желудочных, кишечных и маточных кровотечений, нередко очень мощных, но также кровь обнаруживается в моче; на коже возникают множественные геморрагии и большие гематомы, иногда они возникают даже в результате пальпации.

На фоне длительной диареи (которая может длиться на протяжении недели) и кровотечений возникают условия для прогресса обезвоживания. На этот момент больной уже имеет характерный кахетический вид - глубоко запавшие глаза, лицо с заостренными чертами, заторможенные движения. Слизистая оболочка полости рта сухая, нередко на ней появляются множественные поверхностные язвочки, задняя стенка глотки отекает - все это усиливает боль во время глотания, осложняет потребление пищи и даже питья. Пальпация живота вызывает боль. Печень увеличена. Пульс частый, слабого наполнения. Артериальное давление снижается, иногда катастрофически.

Как правило, острая фаза длится на протяжении примерно двух недель, а период восстановления растягивается еще на несколько недель. У людей, которые перенесли лихорадку Эбола, долго могут сохраняться признаки гиповолемии, неуверенность во время ходьбы, астенизация, тахикардия.

В случае тяжелого протекания болезни, смерть чаще всего наступает в конце 1-й недели, но возможными являются летальные исходы и на 13-14 день, а если добавляется вторичная инфекция, то она может обусловить смерть и в более поздние сроки.

Вирионы можно обнаружить во всех биологических жидкостях человека с первых дней болезни до 10-14 суток, особенно высокой является их концентрация в крови.

Лихорадка Эбола относится к числу наиболее тяжких и быстротечных инфекционных болезней человека, летальность может достигать 90%. Но, в значительной степени, на тяжесть болезни влияет штамм вируса, который ее вызвал. Отмечается также роль генетических факторов. Кроме того, большое значение имеет своевременность обращения за медицинской помощью.

Виды рода Ebolavirus, подтипы. Относительно номенклатурного значения понятия вирус Эбола существуют определенные разногласия среди ученых. Прежде всего, они касаются определения видов и подтипов вируса Эбола. Однако, на данный момент, официальная номенклатура выделяет 4 вида вирусов, которые относятся к роду Эбола: заирский ebolavirus, суданский ebolavirus, рестонский ebolavirus, кот д'Ивуарский ebolavirus (его еще называют вирусом Тайского леса). Систематическое положение бундибугио ebolavirus пока еще не определено окончательно, в отчетах ВООЗ его условно называют подтипом вируса Эбола.

Заирский ebolavirus был впервые зафиксирован на территории Демократической Республики Конго (бывший Заир), откуда и получил свое название. Он обуславливает наиболее высокий процент летальности, который достигает 90%. Средний коэфициент смертности колеблется около 83%. Первая вспышка была зафиксирована в городке Ямбуку, а первой жертвой стал 44-летний школьный учитель. Передается, в частности, воздушно-капельным путем.

Суданский ebolavirus - это второй вид вируса Эбола, который был зафиксирован приблизительно в одно время с заирским. Считается, что первая вспышка произошла среди работников фабрики небольшого городка Нзара в Судане. Последняя вспышка была зафиксирована в мае 2004 года, летальность колеблется от 54% до 68%.

Рестонский ebolavirus класифицируется как отдельный вид вируса Эбола. Он был обнаружен во время вспышки обезьяньей геморрагической лихорадки в 1989 году. Установлено, что источником вируса были зеленые макаки, которых привезли в Германию, в одну из исследовательских лабораторий. Несмотря на то, что это вид вируса Эбола, он не является патогенным для человека, поскольку поражает только обезьян.

Кот д'Ивуарский ebolavirus был впервые выявлен у шимпанзе в лесу, расположенном в Республике Кот д'Ивуар. 1 ноября 1994 года было обнаружено трупы двух обезьян, вскрытие которых показало наличие крови в полостях некоторых органов. Исследование тканей погибших шимпанзе показало, что они были поражены вирусом Эбола. Одна из ученых, которая исследовала обезьян, заболела лихорадкой, но поскольку ее сразу перевезли в Швейцарию, через шесть недель болезнь прошла и она выздоровела. Благодаря этим исследованиям, удалось установить, что речь идет об отдельном, новом, виде вируса Эбола.

Бундибугио ebolavirus был определен как отдельный подтип вируса Эбола после того, как 24 ноября 2007 года министерство здравоохранения Уганды объявило о вспышке лихорадки Эбола в Бундибугио. После выделения вируса и его анализа в США, ВООЗ подтвердила обнаружение нового подтипа вируса Эбола. 20 февраля 2008 года, министерство здравоохранения Уганды официально объявило о прекращении эпидемии в Бундибугио. В целом, было зарегистрировано 149 случаев заражения этим новым подтипом вируса Эбола, 37 из них завершились летально.

Эпидемиология и лечение

На сегодня убедительных доказательств относительно того, где сохраняется вирус в промежуток времени между эпидемиями, то есть, о резервуаре вируса в природе, нет. Высказывалось предположение, что это - зеленые обезьяны, но у них инфекция также протекает остро. Другими "кандидатами" являются грызуны, возможно - летучие мыши (согласно последним данным, этот вариант является наиболее вероятным). Опытным путем удалось установить, что вирус Эбола передается таким домашним животным, как собаки и свиньи.

Первичные случаи заболевания чаще возникают у тех людей, которые побывали в джунглях, а уже от них инфекция распространяется разными путями среди особ, которые окружают больного. Поскольку вирус содержится во всех биологических жидкостях человека - в крови, мочи, слюне, мокротах, сперме и т.д. Благодаря этому заразиться можно разными путями - во время непосредственного контакта з выделениями больных и особенно с кровью, воздушно-капельным путем, во время половых контактов. Описаны случаи заражения во время использования инфицированных и плохо обработанных шприцов. Вирус из организма больного человека может быть выделен на протяжении трех недель.

Первые эпидемии лихорадки Эбола были зарегистрированы в 1976 году, они вспыхнули почти одновременно в ДР Конго и Судане. Из 284 человек, которые заболели в Судане, умерло 151; летальность в Конго была еще выше: умерло 280 человек из 318, которые заболели.

На протяжении последующих лет, в этих же местностях неоднократно фиксировались вспышки лихорадки Эбола. Так, в 1979 году в Судане заболели 39 человек, 22 из них умерли. В 1995 году в ДР Конго заболело 315 человек, 244 человека погибло.

С момента выявления болезни и установления ее природы, и до сегодняшнего дня, было зафиксировано много меньших вспышек. Особенную обеспокоенность вызывает расширение географии болезни. Буквально в наше время, эпидемия лихорадки Эбола вспыхнула в Гвинее, по данным на апрель 2014 года, болезнь убила 111 граждан Гвинеи. Оттуда она проникала в соседние страны Либерию, Сьерра-Леоне и, возможно, Мали. Особенно опасно то, что болезнь вспыхнула в столице страны, городе Конакри, санитарные условия в котором оставляют желать лучшего.

В настоящее время эффективные средства этиотропной терапии отсутствуют, не внедрена и вакцинация против вируса Эбола, хотя соответствующая вакцина уже разработана и проходит стадию испытания на людях. Однако лечение, направленное на детоксикацию организма и восстановление объема крови, имеет место и, при условии своевременного обращения за медицинской помощью, значительно увеличивает шансы на выживание. Очень важное значение имеют профилактические меры. Однозначно необходимыми являются дальнейшие исследования вируса Эбола и научная работа с целью обнаружения эффективных средств этиотропной терапии. Внедрение вакцинации против вируса Эбола представляется потенциально наиболее эффективным средством борьбы с этой страшной болезнью.

Юрий Косенко

Arabpress

Категории: 

Комментарии

Публикуемые комментарии являются мнением их автора и не обязательно отражают редакционную политику ArabPress

Як вірус Ебола вимикає антивірусні сигнали

Інтерферони є головними ефекторами антивірусної імунної відповіді, вони виділяються із інфікованих вірусом клітин та стимулюють транскрипцію антивірусних генів запускаючи фосфорилювання, димеризацію та ядерний імпорт сигнальних трансдуцерів та факторів активації транскрипції STAT1 та STAT2. Оскільки вірус Ебола блокує антивірусну відповідь, посередником якої є інтерферон, то його реплікація здійснюється надзвичайно швидко і інтерферонотерапія є неефективною. Більшість білків, що транспортуються в ядро, містять класичні сигнали ядерної локалізації (cNLS), - послідовності, що впізнаються членами родини каріопротеїнів-α (також відомі під назвами KPNA чи імпортини-α), що виступають посередниками ядерного імпорту. Однак, STAT не містять (cNLS).

Замість цього, вони покладаються на значною мірою охарактеризовані некласичні NLS (ncNLS), які утворюються шляхом димеризації фосфорильованих STAT та впізнаються KPNA1, KPNA5 та KPNA6, підродиною KPNA, родини рецепторів ядерних переносників. Білок VP24 вірусу Ебола (eVP24) зв'язується з KPNA1, KPNA5 та KPNA6 і блокує ядерний імпорт фосфорильованого STAT1 (pSTAT1). Ксю та співавтори визначили кристалічну структуру eVP24, зв'язаного з С-кінцем KPNA5, а це проливає світло не лише на те, як вірус блокує антивірусні сигнали хазяїна, але й на те, яким чином KPNA впізнають білки, що містять некласичні сигнали ядерної локалізації. Структура показала, що eVP24 зв'язується з ділянками KPNA5, котрі не є ідентичними тим ділянкам, за допомогою яких KPNA5 зв'язує білки, що містять cNLS.

Залишки KPNA5, які уможливлювали зв'язування eVP24, були виявлені у KPNA1 та KPNA6, але їх не виявилося в KPNAs, які зв'язуються тільки з тими білками, що містять cNLS. Ці залишки, що зв'язують eVP24, також зумовлюють зв'язування pSTAT1 з KPNA5 in vitro. Змінені послідовності eVP24, що контактували з KPNA5, зменшували накопичення в ядрі pSTAT1 і ставлять під загрозу здатність eVP24 інгібувати експресію гену відповіді, що індукується інтерфероном. Експерименти коіммунопреципітації показали, що eVP24 конкурує з pSTAT1 за зв'язування з KPNA5 в клітинах, але eVP24 не конкурував з білком, що містить cNLS, за зв'язування з KPNA5, а це відображає той факт, що eVP24 не чіпає ядерний транспорт вірусних білків або білків хазяїна, що залежить від cNLS для ядерного імпорту.

Вірус Марбург, ще один філовірус, котрий є близьким родичем вірусу Ебола, не виступає антагоністом інтерферонової сигналізації. Структурні порівняння та порівняння сиквенсів показали, що VP24 білок вірусу Марбург (mVP24) відрізняється від eVP24 у тих ділянках, що зумовлюють зв'язування eVP24 з KPNA5. Догерті та Малік у своїх коментарях зазначають, що ядерний імпорт STATs, зумовлюваний ncNLS, міг розвинутися для забезпечення того, щоб під час вірусної інфекції ядерний імпорт STAT1 та механізми ядерного імпорту, залежні від cNLS, не конкурували між собою.

Анна Ліза Ван-Хук
Джерело: http://stke.sciencemag.org/content/7/339/ec216.abstract?intcmp=collectio...

Статті на цю тему:
W. Xu, M. R. Edwards, D. M. Borek, A. R. Feagins, A. Mittal, J. B. Alinger, K. N. Berry, B. Yen, J. Hamilton, T. J. Brett, R. V. Pappu, D. W. Leung, C. F. Basler, G. K. Amarasinghe, Ebola virus VP24 targets a unique NLS binding site on karyopherin alpha 5 to selectively compete with nuclear import of phosphorylated STAT1. Cell Host Microbe16, 187–200 (2014). [PubMed]
M. D. Daugherty, H. S. Malik, How a virus blocks a cellular emergency access lane to the nucleus, STAT! Cell HostMicrobe 16, 150–152 (2014). [PubMed]

  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.