Америка и Египет. Обретение немногих друзей и малого влияния

Версия для печати23.07.2013 - 12

В 2011, когда Египет ступил на путь перехода к демократии после падения президента Хосни Мубарака, антиамериканские сантименты начали возрастать. Два года спустя, похоже происходит то же самое, во время очередного переходного периода в Египте, который начался после переворота 3 июля против Мухаммада Мурси, президента из числа "братьев-мусульман", избранного год назад. Снова звучат теории о секретной деятельности американцев. Что Америка работает против них, - это одно из немногих положений с которым согласны как сторонники, так и противники переворота.

Лагерь противников Мурси обвиняет Америку в защите Братства и в работе в сговоре с господином Мурси, тогда как его правление становилось все более некомпетентным и авторитарным. "Тамарруд", молодежное движение, заявляющее, что ему к 30 июня удалось собрать 22 миллиона подписей за отставку Мурси, поставило фразу "мы не служим интересам Америки" в перечень из семи причин, убеждающих подписать петицию. Демонстранты осудили Анне Паттерсон, посла США, за ее призыв прекратить беспорядки, и совсем недавно, за призыв США к военным освободить господина Мурси, которого они удерживают под стражей с момента его смещения с должности. На площади Тахрир на одном из плакатов оппозиции написано "Обама поддерживает террористов!", - речь идет о Братстве.

На площади Рабия аль-Адавийя, что в восточном районе Каира Наср-Сити, где собрались сторонники Мурси, протестующие проклинают то, в чем они усматривают поддержку Америкой военных, свергнувших их лидера. Они называют генерала Абдель Фаттаха аль-Сиси, начальника армии, "американским человеком в Египте", и приводят в качестве доказательства отказ Обамы называть устранение Мурси переворотом - это обозначение не позволило бы США выплачивать ежегодно 1,5 миллиарда долларов Египту, главным образом в виде военной помощи. Граффити на стене гласит: "Долой агентов Америки!"

Противоположные взгляды двух лагерей на политику США по отношению к Египту отображают глубокое разделение страны в результате устранения Мурси. Это делает мягкий и последовательный переход к демократии особенно трудным. Столкновения 15 июля привели к гибели семи человек, увеличивших уже немалое количество убитых после переворота.

В результате, то небольшое влияние, которое Америка могла иметь на процесс, является подорванным. Во время двухдневного визита в Каир, Вильям Бернс, заместитель госсекретаря США, встретился с членами сформированного военными переходного кабинета, но "Тамарруд" и салафистская партия "Нур", которая заняла второе место в ходе парламентских выборов, отказались встречаться с ним. Братство также заявляет, что ему нечего обсуждать с ним.

К тому же, ничто не указывает на то, что мистеру Бернсу поручено сказать им нечто существенное. В данный момент у США нет четкой политики по отношению к Египту. Барак Обама не высказался публично по поводу этого кризиса, возможно из опасения показаться вмешивающимся в чужие дела. В стороне от камер он говорит, что старается мягко оказать влияние на события, но тяжело представить, как он надеется совместить демократические ценности Америки и сиюминутные интересы в Египте, не в последнюю очередь заключающиеся в том, чтобы Египет твердо соблюдал условия договора с Израилем. Тем временем, домашние критики Обамы говорят, что его молчаливость на публике обусловлена как недостаточным интересом, так и запутанной аналитике - такая критика звучит с момента его запоздалой и шаткой реакции на Арабскую весну. Наиболее правдоподобное объяснение, которое все больше не устраивает американцев, заключается в том, что влияние президента США слишком мало для того, чтобы повлиять на события в Египте.

Сообщения о том, как происходило отстранение Мурси, позволяют это предположить. В дни перед самым переворотом секретарь министерства обороны США, Чак Хагель, разговаривал с генералом аль-Сиси по телефону. Во все более жесткой манере мистер Хагель давал понять, что госадминистрация США не приемлет переворот, он даже упомянул, что его совершение может сказаться на американской военной помощи. Очевидно генерал не обратил на это внимания.

Некоторые в Конгрессе призывают президента приостановить американскую помощь. Это, по крайней мере, позволило бы чиновникам администрации покончить с семантическими нестыковками и привести американскую политику в соответствие с буквой закона. Но это окажет незначительный эффект на египетскую драму. Сума американской помощи блекнет при сравнении с 8 миллиардами долларов, предоставленными Мурси правительством Катара, или с 12 миллиардами долларов, обещанными переходному правительству Кувейтом, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Пытаясь остаться в игре, администрация даже пообещала доставить четыре боевых самолета F-16 в Египет в ближайшие недели.

Некоторые, как дома, так и за рубежом, хвалят осторожность мистера Обамы в отношении Египта, который неуклюже ищет свой путь к большей демократизации, и говорят, что он правильно поступает не аннулируя военную помощь сейчас. Еще, его явная склонность к линии наименьшего сопротивления во внешней политике помогла ему заполучить немного друзей, в Египте или где-либо еще. Когда Мубарак шатался перед своим падением, Обама также испытывал колебания. С момента призывов к президенту Сирии, Башару Асаду, уйти, когда два года тому назад разгорелись массовые протесты, Обама очень насторожен по отношению к проведению такой политики, которая могла бы реально заставить Асада уйти. Речь, которую он произнес в Каире в 2009 году, и в которой он объявил, под громкие аплодисменты, о начале новой главы в отношениях США с Исламским миром сейчас кажется далеким прошлым.

Источник: The Economist

  • Позитивные новости‬

Copyright© 2013-2017, arabmir.net. Использование материалов arabmir.net разрешено только при наличии активной ссылки на источник. Все права защищены.